Tengen Toppa Gurren Lagann

Опубликовал Dark Phoenix в блоге Notes on ash. Просмотры: 225

"Понравилась статья... что касается впечатлений от сериала, то я бы не мог выразиться точнее автора
(осторожно спойлеры)

Tengen Toppa Gurren Lagann

Гайнакс уже давно (c начала 2000ых, если не раньше) продвигал некий стиль. Стиль настолько уникальный и не похожий на стили других студий, что по степени узнаваемости его можно сравнить с стилем Гибли. Стиль этот не имеет названия, его проще всего описать характерными представителями: фурикури, абенобаши, рекьют (особенно первая серия), ганбастер2. Чуть-чуть (фрагменты оформления) прослеживались и в других работах (Hes my master, Puchi Puri, Kono minikuku anime).

Точную характеристику этого стиля я затрудняюсь сказать, но оно всегда выглядит. Оно всегда приковывает внимание, потому что каждая сцена — это самостоятельное произведение, каламбур, шутка, или патетичное шоу. Если нарисована красивая девушка, она красива. Если нарисован крутой робот, значит он крут. Если показывают изумлённые сияющие глаза — то они и выглядят как сияющие изумлённые глаза. Одновременно с этим, наивная красивая девушка ещё и символизирует наивность и красоту. Крутой робот является символом крутости, изумленный мальчишка — символ изумления и восторга.

Сам по себе стиль не может быть достаточным для произведения, нужно ещё что-то. Это «что-то» сильно различается у представителей стиля. Несколько слабых (средних, не особо впечатляющих) работ почти «убили» его. (честно, когда я смотрел ганбастер 2, главная надоедливая мысль в голове была — это уже показывали. Это уже было.) Ситуация сохранялась, пока не появился Гррен Лаганн...

(чуть-чуть отвлечёмся от Гайнакса и поговорим о жанровом треше в аниме)

Среди всех видов меха, наиболее трешовым (не в смысле «задорного треша», который суть «талантливая ерунда», а в смысле унылого нелепого зрелища, которым пичкают японских детей младшего возраста) является «робот с копалкой» (с буром), с летающими кулаками. Он ближайший родственник ещё более низкобюджетных роботов-злодеев из Power Rangers, представляющих из себя актёра в костюме. Ещё одним характерным признаком являются могучие объединения в нелепые формы (особенно, когда робот, получившийся в результате объединения становится одним из элементов большего робота, тот в свою очередь ещё большего); оружие: летающие бумеранги, мечи, лазерные глаза и т.д. Подобные меха — истинный треш, зародившийся ещё в далёкие 70ые (ещё в 60ые, но тогда не оформились каноны жанра). Перечислять весь этот треш не стоит, но вот несколько наиболее известных серий: Mazinger, UFO Robo Grendaizer, Getta Robo G, трансформеры (да-да, именно трансформеры — характерный пример низкопробного треша)... В каком-то смысле уже делались попытки его эстетизации и перевода из разряда «низкобюджетный треш» в «треш концептуальный» (Gravion, Aquarion). Но, на фоне более «серьёзных» вариантов развития меха — линии Гандамов и Макроса — эти попытки особо не развивались.

Ещё один тип треша, на который надо взглянуть — такой же низкопробный (хотя и получивший некоторое серьёзное развитие) — космические войны. Могучие армады крейсеров, капитан, командующий «полный вперёд!», «приготовиться к удару от лазерных лучей по правому борту!», абордаж и т.д. Как тема, имеющая под собою хоть какой-то базис (базис сам по себе хорош, просто его механический перенос в космос нелеп), она имеет таки ряд хороших представителей (Харлок, Аутлоу Стар). Но в массе своей, всё-таки тема эта уныло-нелепа. Особенно, когда акценты расставляются именно на образах капитана корабля, морской романтике, и делается это всё с патетичным видом без тени самоиронии.

Третий объект — «сила духа». Усилием воли герой со сломанными руками и выбитыми зубами таки встаёт на ринге, говорит патетичную речь, вспоминает всех родных и близких, вспоминает «что для него значит эта победа», слова тренера, слова товарищей, и самовдохновленный и устремлённый к победе усилием воли кладёт в нокаут противника. Или останавливает время, чтобы спасти дедушку, умирающего на глазах у любимой девочки. Или устраивает конец света и превращается в бога (а потом душит случайно подвернувшуюся несовершеннолетнюю). В общем, усилие духа — наше всё. Именно оно (и только оно) является истиной причиной победы главного героя. Эта идея, обладая довольно красивой формой, имеет множество сильных реализаций, но «трешёвость» и выхолощенность проявляются в тот момент, когда этот факт из мотивационного (он таки встал и продолжил бой) превращается в ТТХ персонажа (к пятому этажу данжа его скилл «патетичная речь» вырос на два уровня до Grand Master и в дереве скиллов открылся навык «Ультимативная патетичная речь»). Победа силой духа, как идея, не является трешем, но определённые реализации этой идеи сложились в низкопробные штампы, обладающие своей особенностью как в сёнене, так и в сёдзе.

(возвращаемся к Гррен Лаганну)

Весь вышеобсуждаемый треш объединяется в кучу (не только этот, но и ещё масса всего остального, менее значительного и броского, но не менее ужасающего). Робот, объединяющийся в ещё большего робота, который в чреде объединений дорастает до ни по каким меркам невозможных размеров, до размеров планеты, и дальше, до размеров когда можно швырять в противника галактики, робот с бумерангами, хлыстами, мечами. Тот самый робот с копалками. Робот, управляемый силой духа, робот, возможности которого зависят только от степени «синхрорейта» и целеустремлённости пилота. Пилот, произносящий патетичные речи перед боем и во время. Пилот, произносящий огромного размера названия ударов перед их нанесением. Командир космического корабля, стоящий с развевающимся плащом, под развевающимся (в космосе!) флагом, командующий «вперёд!». Совершенно невозможная смесь бредовых и ужасающих штампов, самое дно аниме, самая его постыдная квинтэссенция. Бесстыдно, как лозунг, как символ сериала, вынесена на передний план копалка. Копалка (бур), раздувающаяся в размере, сокрушающая врага. Патетика дешёвого, штампованного меха-сериала; треш, треш, треш.

Смесь эта, силой духа авторов, их талантом, создаёт анимешный шедевр невероятного, невозможного уровня. Шедевр, сотрясающий основы основ, пронзающий небо. Это истинное аниме в своей сверхрафинированной, сверхконцентрированной форме. Это не просто художественное произведение, это манифест, горделивый, задорный, наглый, возвышенный, смеющийся в лицо вечности. Манифест аниме, манифест, собирающий по крохам среди всего аниме самую его истинную силу — то, что в детстве зажигало сердца.

В детстве были сияющие от восторга глаза, искреннее восхищение, изумление, признание крутизны. Эта «крутизна» вовсе не то, что потом назовут этим словом. Крутизна — та, которая ощущалась в детстве, это не вопрос «мачо или нет?», это декларация мужества, героизма; это пример для подражания, это мечта о Настоящих Героях.

Потом дети взрослели, грузнели, грустнели, лысели — и видели, что детские фантазии о крутом роботе, это нелепые и унылые бездарные поделки конвейера по зарабатыванию денег на родителях, в которых однажды придуманный приём истаскивается до непотребного вида, тиражируется и штампуется до тех пор, пока окупается производство.

Но где-то в самом сердце сохранялась даже не искорка — след от неё. Почти потухшая, но всё же сохранившаяся — это было круто. Гайнакс раздул из искорок, собранных среди десятилетий пепла, раздул великий пожар, пламя, зажигающее сердце уже взрослого человека, не ребёнка. Из малейших песчинок, очищенных от ненастоящего, наигранного и халтурно сделанного, создали монолитный шедевр — целиком из ослепляющего великолепия. Из детского восхищения, детской мечты, наивной, переходящей грани дозволенного даже для сказки, рассыпающегося как бумажный пепел от первого же скептического слова, но всё же завораживающего.

За визуальным и ощущаемым великолепием создаётся основа, идея, на которой основывают патетику. Да, мы взрослые. Да, нас не восхитить shampoo shower от лунной призмы, которой побеждаются враги. Нам хочется системы, обоснования, идеи. И в Гррен Лаганне поднимается флаг Человечества. В звуках невероятно горделивого, задиристого и не знающего своего места «да знаешь ты, кто я такой?» я ощутил отголосок советской фантастики. Той самой, которая тоже не знала границ для человечества, в которой поворачивали планеты, меняли мир и вселенную по своему усмотрению. Есть Человечество — и весь мир, вся вселенная должны или подчиниться, статью союзниками, боевыми товарищами — стать частью воли и усилия в устремлении к бесконечности — или быть подчинёнными. В этом горделивом вызове, вызове всему белому свету, в самонадеянных интонациях и внутренней силе, стоящей за этой самонадеянностью — в нём образ Человека Разумного. Человека, который не просто венец эволюции, который — суть всего живого. Того, который решает судьбу планеты, звезды, галактики. Во, вспомнил. Конечно же, Снегов. Люди как боги. Люди, бросающие вызов превосходящим им силам, ввязывающиеся в безнадёжную борьбу, становящиеся сильнее во время боя — и побеждающие. Люди, не знающие своего места, люди, не знающие грани. Люди, бегущие вперёд. Старый пионерский лозунг «ни шагу назад, ни шагу на месте, а только вперёд и только все вместе» обретает своё подлинное звучание, обретает убедительность и силу.

Продолжение дальше..
Каменты тоже."
Вам необходимо войти для комментирования