Боевые Искусства Японии

Тема в разделе "Япония", создана пользователем Мидори, 15 июл 2008.

  1. Боевые искусства, а точнее - воинские искусства, по-японски называются "будо" или "будзюцу". С древнейших времен японцы воевали и соревновались в боевых искусствах, поэтому сейчас практически невозможно сказать, какое из древних воинских искусств появилось первым.

    Все японские боевые искусства можно разделить на вооруженные и рукопашные. Отдельно выделяется бадзюцу, искусство езды верхом, которое было важнейшей частью искусства самурая, но сейчас практически не практикуется (из-за дороговизны содержания лошадей в японском климате - в Японии травяные луга быстро зарастают бамбуком). В древние же времена искусство ябусамэ - "конная стрельба из лука" - было основой подготовки воинов из богатых семей.
    Сумо​


    Из всех видов японских боевых искусств сумо стоит на особицу. Оно никогда не было искусством воинов и с самого начала представляло собой сочетание спорта-соревнования и синтоистского обряда. Большая часть из древних обрядов, связанных с сумо, сохранились до сих пор.

    Правила сумо очень просты - для победы достаточно либо заставить противника коснуться ринга-дохё чем-то, кроме ступней, либо просто вытолкнуть его с ринга, огороженного веревкой-симэнава. Обычно исход поединка выясняется за несколько секунд. Сопутствующие же обряды могут занимать гораздо больше времени. Борцы одеты только в маваси - особую набедренную повязку.

    В древности считалось, что сражающиеся борцы своим весом "сотрясают" землю и делают ее более плодородной. Поэтому такое внимание придается весу борца (в сумо нет весовых категорий). С древнейших времен дошли разнообразные диеты и упражнения, позволяющие наиболее эффективно набрать максимальный вес. Основой этих диет является огромное количество риса.

    Возраст профессиональных борцов колеблется между 18 и 35 годами. Большая часть сумоистов - выходцы из сельских районов страны. Между соревнованиями они живут вместе с тренерами в особых казармах, где царят военные по строгости порядки. Чемпионы сумо становятся кумирами всей страны и ездят на гастроли подобно поп-звездам.

    В древние времена чемпионы сумо почитались наравне со святыми. Дело в том, что, сотрясая землю, борцы не только делают ее плодородной, но и отпугивают злых духов. Поэтому иногда их нанимали для изгнания болезней из богатых домов и даже целых городов.

    В Японии проводится шесть ежегодных национальных чемпионатов по сумо - три в Токио (в январе, мае и сентябре) и по одному в Фукуоке (в ноябре), Осаке (в марте) и Нагое (в июле). Каждый из них длится в течение 15 дней.

    Самое большое достижение для борца - стать Ёкодзуна - Великим чемпионом. Это звание присваивается пожизненно. Если Ёкодзуна начинает проигрывать, он просто уходит из спорта. За несколько веков существования системы рангов только 65 борцов были удостоены этого звания.

    Принципиально важны для сумо честность поединка и судейства. Это вопрос не только спорта, но и религии. Сомневаться в решении судей борцам строжайше запрещено.

    В настоящее время сумо практикуется и за пределами Японии (в том числе и в России). Идут переговоры о включении сумо в программу Олимпийских Игр.
    Дзюдзюцу

    Дзюдзюцу - это не единое искусство, а множество школ по всей Японии, практикующих различные виды рукопашного боя. В настоящее время дзюдзюцу чаще встречается в фильмах и сериалах, чем в жизни, поскольку лишь отдельные его виды (дзюдо и айкидо) смогли преобразоваться в коммерчески успешные виды спорта.

    Корни большинства школ дзюдзюцу уходят в глубокую древность. Современные формы они приобрели во времена правления Токугава, когда воины начали зарабатывать себе на жизнь преподаванием боевых искусств.

    В сознании японцев дзюдзюцу связано также с понятиями "магия" и "колдовство". Великие воины древности считались также умелыми магами.
    Дзюдо


    Дзюдо ("мягкий путь") - самое международно признанное из японских боевых искусств. Оно было создано на основе одной из школ дзюдзюцу в конце XIX века мастером Кано Дзигоро. Именно он сформулировал современные правила дзюдо и реформировал систему боя, положив в ее основу захваты и заломы.

    Международная федерация дзюдо была создана в 1952 году, а первый Чемпионат мира по дзюдо состоялся в Токио в мае 1956 года. Уже в 1964 году дзюдо было включено в программу Олимпийских Игр.
    Кэндо

    Кэндо - это искусство фехтования на мечах. Кэндо всегда было важной частью подготовки японского воина, а во времена Токугава стало сердцем этой подготовки. Именно тогда были созданы современные разновидности тренировочного оружия (бамбуковый синай и деревянный боккэн), а также защитные доспехи.

    В период Мэйдзи кастовое деление было уничтожено, а ношение мечей - запрещено. Исключение было сделано только для офицеров, которые носили примитивные стальные шашки, использовавшиеся только как церемониальное оружие. Преподавание кэндо было запрещено.

    В 1895 году, после Японо-китайской войны, была создана Всеяпонская федерация боевых искусств, которая занялась введением боевых искусств в школьный курс физкультуры и пропагандой этих искусств как составляющих элементов национального японского духа.

    Во время оккупации Японии все боевые искусства были запрещены именно как часть идеологии японского национализма. Однако уже в 1952 году была создана Всеяпонская Федерация кэндо, и началось его преобразование в обычный вид спорта, сохранивший, впрочем, множество изначальных церемоний.

    Сейчас кэндо не только популярный вид спорта в Японии, но и часть физкультурной программы японских школ.
    Кюдо


    Судьба кюдо - искусства стрельбы из лука - во многом повторяет судьбу кэндо. Как и кэндо, оно практиковалось воинами древности, как и кэндо, оно было забыто после Реставрации Мэйдзи. В 1949 году была создана Всеяпонская Федерация кюдо, и началось его возрождение как популярного вида спорта.

    В древние времена использовались луки разного размера. В современном спортивном кюдо используется стандартный японский композитный лук из дерева и бамбука длиной 2,21 м. Мишени размещаются на расстоянии 22 или 60 м. Кроме меткости, оценивается также грациозность движений лучника. Поэтому кюдо - популярный женский спорт и часть школьной физкультурной программы.

    Уже упоминавшееся выше ябусамэ в настоящее время - не вид спорта, а разновидность шоу, проходящего в период всевозможных праздничных торжеств.
    Каратэ

    Каратэдо ("Путь пустой руки") - древнее военное искусство рукопашного боя, возникшее в Китае и оттуда принесенное на остров Окинава. Поэтому система боя в каратэ ближе к китайскому у-шу, чем к японским школам дзюдзюцу.

    В течение долгого времени Окинава был сначала независимым государством, а потом - отдаленной провинцией, поэтому практикуемые там боевые техники японцев с "главных" островов интересовали мало.

    В 1920 годы мастер Фунакоси Гитин познакомил с искусством каратэ всю страну, организовав его настоящую "рекламную компанию". С этого времени каратэ стало частью японской культуры боевых искусств.

    В 1964 году была создана Всеяпонская Федерация каратэ, и оно широко распространилось за пределы Японии, в том числе и в России.
    Айкидо


    Айкидо - система боя, созданная мастером по имени Уэсиба Морихэй на основе школы Айки дзюдзюцу направления Дайто. Ее принципиальное отличие от других видов боевых искусств заключается в отсутствии наступательной техники. Айкидо - искусство защиты и использования силы противника против него самого.

    По айкидо не проводятся соревновательные чемпионаты. Тем не менее, оно весьма популярно среди женщин и полицейских как искусство самозащиты и быстрого выведения из строя противника.

    Как и каратэ и дзюдо, айкидо широко распространено за пределами Японии, в том числе и в России.
    Кобудзюцу


    Кобудзюцу - общее название боевых искусств тех школ, в которых обучают поединку с использованием "нестандартного" оружия - шестов, посохов, вееров, дубинок, сельскохозяйственного инвентаря. Последний особенно популярен на острове Окинава - родине каратэ.

    Федерация кобудзюцу России существует с 1997 года.
     
  2. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Тэссэндзюцу: искусство боевого веера


    aleit.ru_for_content_veer_yoroi_tessen.jpg

    Воин в доспехах ёрои и с тэссэном в руках​

    В Японии веера использовали представители самых различных общественных классов и для самых различных дел: в театральных постановках и танцах, поэзии и светской жизни, а также при веянии риса или пшеницы. Также веер использовался и в качестве смертельного боевого оружия, причём таковое использование веера существовало только в Японии и ни в какой более стране мира.

    Японские веера, особенно довольно крупных размеров, были широко известны в древности за пределами Японии, а самое первое документированное упоминание веера содержится в хрониках правления императора Юряку (457-479), где описывается церемониальный веер сасиба пурпурного цвета и в форме листа, прикреплённого к длинному шесту. Древнекитайские хроники (времён династии Сун – 960-1279гг.) также содержат данные об импорте элегантно украшенных и расписанных японских вееров, которые считались прекрасными образцами декоративного искусства. Опахало такого веера было сделано из осоки с радиально расходящимися спицами, также веер имел продолговатую ручку, которая поддерживала опахало за центр и являлась продолжением одной из спиц.

    aleit.ru_for_content_veer_saihai.jpg

    Сайхай​

    Когда и кем был изобретён веер мы, конечно же, за давностью веков так и не узнаем. Японские учёные, конечно же, проводили исследования – особенно в период господства буси – но к их работам следует относиться с изрядной долей недоверия. И при этом других исследований просто нет, что вполне логично, учитывая длительный период самоизоляции.

    Описанные выше церемониальные веера использовались на религиозных праздниках и при дворе вдоль всего побережья материковой Азии, а также на прилегающих островах. Ещё большее распространение эти веера получили вместе с распространением буддизма и его красочных ритуалов. Потомками этих вееров стали просто огромные веера из шёлка, крепившиеся к полутораметровым шестам и называвшиеся ума-сируси. Эти веера использовались в качестве военной эмблемы и знака присутствия сёгунов во время правления Токугава. Ума-сируси изготовлялись из девяти слоёв бумаги, проклеенных между собой, а сверху покрывались шёлком и позолотой. Также веера украшались огромными пучками пальмовых волокон или конских волос и крепились к шесту таким образом, что могли вращаться под дуновением ветра. Также следует отметить, что веера, изготовленные из животных материалов – кожи или перьев птиц – никогда не были широко распространены в Японии. Это связано с табу на «мёртвое», установленное коренной религией японцев, а также с последующими заповедями буддизма о запрете убийства в любой форме. Именно поэтому знак отличия китайских военачальников, напоминающий мухобойку, при попадании в Японию стал изготовляться из бумажных полос, прикреплённых к короткой ручке. Такая конструкция называлась сайхай и являлась своего рода указкой или дирижёрской палочкой при отдаче приказов.

    Веера для личного пользования имеют столь же древнюю историю, начало которой покрыто туманом, и подразделяются на две группы:

    * жёсткий, как правило округлый веер с продолговатой ручкой (утива, или дансэн);
    * складной веер, по форме напоминающий сектор диска (оги, или сэнсу).

    aleit.ru_for_content_veer_gunsen2.jpg

    Гунсэн в сложенном состоянии​

    Утива упоминаются в самых древних хрониках японцев и их происхождение можно вывести из придворного обычая носить с собой маленькую плоскую палочку (саку) из дерева или слоновой кости, которую упирали в нижнюю часть груди под небольшим углом, поддерживая таким образом осанку и придавая ей величие. Как видно из истории, утива с успехом пришёл на замену саку.

    Складной веер многие учёные считают истинно японским изобретением, несмотря на неясность и неточность сведений о его происхождении. Это связано с тем, что в хрониках уже упоминавшейся выше китайской династии Сун есть сведения о «японских веерах», причём речь идёт именно о таком типе веера, как оги. Это может послужить доказательством, что древние китайцы не имели к складным веерам никакого отношения, несмотря на то, что поздние конфуцианцы, преклоняясь перед китайской культурой, приписывали оги именно китайское происхождение.

    aleit.ru_for_content_veer_gumbai.jpg

    Гумбай​

    Веера складного типа стали особенно популярны при дворе и являлись личными знаками отличия, сообщая о ранге и занимаемом положении своего владельца. Также оги использовались и в придворных церемониях. Впоследствии этот тип веера был усовершенствован под нужды военного сословия, пришедшего к власти, в частности деревянные спицы были заменены на железные, а рёбра веера укрепили лакировкой. Также к этому времени буси уже знали и использовали боевые веера, имевшие по всей видимости всё ту же округлую форму и бывшие крайне жёсткими. Такие веера известны под названием гумбай и пришли на смену сайхай в атрибутике военачальника. Первоначально гумбай имели при себе все командиры отрядов, но с началом периода Токугава он превратился в особую прерогативу главнокомандующих., причём такие боевые веера стали весьма утончёнными и украшались разноцветными шнурами, обозначающими ранг или клановую принадлежность владельца. Рисунками для таких вееров были созвездие Большой Медведицы, драконы, символы инь и ян, ураганы и другие, но в итоге доминирующим мотивом стала эмблема клана или семьи.

    С помощью гумбай (т.е. определённого рода жестикуляции с использованием веера) военачальники отдавали приказы, также веера использовались для вызова на поединок, а в настоящее время гумбай можно встретить в руках судьи на поединках сумотори.

    aleit.ru_for_content_veer_tessen.jpg

    Тэссэн​

    Однако с позиции смертоносности куда больший интерес представляет такие веера, как гунсэн и тэцусэн (тэссэн). Гунсэн носили буси в доспехах, а тэссэн носился с повседневной одеждой. Оба этих веера были удобным оружием как атаки, так и защиты и обычно имели восемь или десять спиц. Во многих рю по стране проводилось обучение технике боя с таким веером – тэссэндзюцу, приемы которого как правило большей частью повторяли программу тренировок на мечах.

    В литературе, посвящённой боевым искусствам, нередко описываются случаи побед, одержанных при помощи только одного лишь веера. Очень часто опытные фехтовальщики, уверенные в своих силах, использовали боевой веер, не утруждая себя фехтованием мечом. Легендарный фехтовальщик XVI века Ганрю, по преданию, вышел победителем и без единой царапины из боя с несколькими противниками и использовал при этом именно боевой веер.

    Умение использовать такой веер в качестве оружия приобрело популярность и у представителей других общественных классов, которым было запрещено носить меч в силу «низкого происхождения». Тэссэном можно было фехтовать, отражать им летящие дротики и ножи или же координировать действия подчинённых, а также использовать веер любыми другими способами.

    В настоящее время искусство тэссэндзюцу ещё преподаётся в Японии, а гумбай используется наряду с другим специализированным оружием в тренировках айкидо или кэндо.
     
  3. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Кэндзюцу: искусство фехтования на мечах

    В Японии культ – именно культ – меча процветал как ни в одной другой стране мира: мечам присваивали имена, наделяли их мистическими свойствами, их холили и лелеяли, обожествляли, а владельцы ценили, наверное, больше собственной жизни (особенно с учётом традиций и требований бусидо).

    Меч – катана – оказывал существенное влияние на умы представителей всех сословий в древней и особенно в средневековой Японии, но для буси меч был буквально чем-то мистическим и символизировал начало его жизни воина, отмечал дальнейшие продвижения по службе и в большинстве случаев обрывал жизнь, будь это свой меч или чужой.

    В жизни каждого ребёнка мужского пола, рождённого (или усыновлённого) в семье буси, были два особенных поворотных момента в жизни. Первым моментом была церемония «первого меча», во время которой малыш получал свой первый меч – мамори-катана, выглядевший сущей игрушкой, что, в общем-то, не лишено определённой логики – такой меч носили мальчики до пяти лет.

    Следующим переломным моментом была церемония покрытия главы – гэмпуку – мальчика признавали взрослым и теперь он занимал своё полноправное место среди взрослых мужчин. К моменту проведения этой церемонии мальчик получал свои первые настоящие доспехи и мечи, а в течение церемонии ему впервые в жизни делали взрослую причёску. После проведения обряда гэмпуку молодой самурай должен был продолжать совершенствоваться во владении клановым оружием, а также специализироваться на задачах, установленных для его ранга в иерархии клана.

    Воины всех рангов в обязательном порядке обучались фехтованию на мечах, но у более высокопоставленных буси была возможность нанимать для обучения себя и своих потомков более искусных учителей – этим обуславливается тот факт, что простой самурай, побывавший далеко не в одной битве, зачастую не мог ничего противопоставить хорошо обученному буси более высокого ранга.

    Формы и типы мечей

    То оружие самураев, которое сохранилось до нашего времени и которое изготовлялось в феодальной Японии, произошло от куда более древних бронзовых (впоследствии железных) мечей, которые выковывались как на континенте, так и в самой Японии. Самые древние клинки, которые находили в курганах, датируемых 700 г. н.э., были прямыми (в отличие от более поздних образцов, которые, как мы знаем, обладают слегка изогнутым лезвием), с односторонней заточкой и отливались как единое целое от рукояти до острия.

    Находили мечи и другого типа – с двусторонней заточкой, изукрашенных орнаментами – эти мечи появились в Японии практически одновременно с буддизмом и скорее всего являются потомками мечей, использовавшихся в древних буддистских ритуалах.

    Япония на протяжении своего развития – особенно в древние времена – чрезвычайно многое позаимствовала, приняла и переработала из китайских источников. Не обошлось без китайского влияния и в случае с наиболее уважаемым в Японии оружием. Факт заимствования без труда устанавливается, благодаря характерной форме меча, а также его названию. По мнению некоторых учёных-японистов, «чен» и «тао» - древнекитайские «обоюдоострый меч» и «односторонний меч, нож», соответственно – на территории Японии превратились посредством перевода в «кэн» и «то», а «то» впоследствии стало словом «катана».

    Форма же меча на протяжении части периода Хэйан подверглась ряду изменений, в ходе которых обоюдоострый и прямой меч постепенно менялся и в итоге приобрёл ту форму, которая известна нам сегодня. Об этих изменениях кратко сообщает легенда, в которой некий Амакуни, живший во времена императора Момму (697-708) выковал катану, разделив кэн пополам.

    Самым древним типом катаны был длинный и тяжёлый меч, называемый дзин-тати, и его обычно носил один из слуг буси. От дзин-тати произошёл ещё один вид меча – тати, чья длина варьировалась от 60 до 76 см и который носили подвешенным к поясу остриём внутрь. Позднее от такого стиля ношения отказались и тати стали носить за поясом и остриём наружу.

    По сути «катана» и «тати» отличались только способом ношения: меч назывался «катана» и носился за поясом или же меч назывался «тати» и при этом подвешивался к поясу в ножнах.

    Как мы знаем из литературных произведений, исторических фильмов и других источников, буси обычно носил сразу два меча: катану и вакидзаси – длинный и короткий мечи. Этот тандем оружия назывался дайсё и был как символом положения буси в обществе, так и способом защиты этого положения.

    Длинный меч имел в длину от 60 см и выше (самые длинные варианты назывались «нодати» или «дай-катана»-) и использовался для ближнего боя и нанесения серий самых разнообразных колюще-рубящих ударов. Длина короткого меча варьировалась от 40 до 50 см и им буси пользовались как дополнительным оружием – к примеру, для совершения сэппуку или же для «контрольного» обезглавливания противника в бою.

    И тот, и другой меч носились на поясе, у левого бока при помощи специальных шнуров (сагэ-о), которые продевались сквозь петли на ножнах и привязывались к поясу особым образом. При дальних путешествиях оба меча могли перевозиться в специальном коробе (катана-дзуцу), который представлял из себя футляр из лакированного дерева, с петлями и замком и обычно украшался гербом владельца. В обычной же жизни вакидзаси редко покидал пояс своего хозяина, а вот катану то и дело приходилось оставлять в «надёжном месте» или же у слуг – этого требовал обычай и соображения безопасности, например, при посещении самураем дворца правителя.

    С течением времени у катаны возникло вариаций: танто и хамадаси - кинжалы с большой и маленькой гардой, аикути - кинжал без гарды, тиса-катана - меч, длина которого занимала промежуточное положение между длинами катаны и вакидзаси. Также появились и совсем малые виды оружия – булавки-когаи, которыми «помечали» труп поверженного врага, дабы никто другой не смог «присвоить» его себе, ножи-кодзука, которые носились в ножнах вакидзаси.

    Сотворение легенды: ковка мечей

    Часть славы катаны и её важность связаны с тем положением, которое буси занимали на протяжении довольно длительного исторического периода. Катана являлась символом самых тайных верований японцев, она объединяла в себе прошлое, настоящее и будущее, а также была символом как духовной, так и политико-военной власти и несла на себе отпечаток личности владельца. Такое трепетное отношение к оружию не могло не проявиться и в одном из наиболее важных процессов, связанных с катаной, - речь, разумеется, идёт о ковке оружия. Процесс создания нового меча приравнивался к священнодействию, а мастера-кузнецы зачастую были представителями весьма благородных фамилий и вели весьма благочестивую жизнь. Перед началом ковки нового меча кузня буквально превращалась в подобие храма – кузнец надевал церемониальное платье, через саму кузню натягивалась священная верёвка симэнава, к которой прицеплялись гохэй, должные отгонять злых духов и притягивать добрых. Существуют предания, в которых легендарным кузнецам помогали сами боги. Слагали легенды и о мечах, выкованных такими мастерами и таким образом.

    Искусство кузнецов оценивалось весьма высоко – сам император (речь идёт об императоре Готоба (1184-1196)) не гнушался обучаться кузнечному делу и именно он оказал существенную поддержку этому искусству, вызвав в своё время в столицу 12 провинциальных кузнецов, которые должны были по месяцу отработать на императорской кузне. Разумеется, эти мастера были отобраны в качестве «первых среди равных».

    XII и XIII вв. в истории Японии отмечены появлением величайших кузнецов мечей – Масамунэ, Ёсимицу, Ёсисиро, Канэхира, Сукэхира, Такахира и многих других, чьи имена выгравированы на лучших мечах того времени. Каждый кузнец вырабатывал свои собственные секреты проверки сырья, смешения различных видов стали и ковки самих мечей и передавал их исключительно по наследству – вне зависимости от того, был ли наследник родным сыном или усыновлённым ребёнком. Таким образом стали знаменитыми многие семьи потомственных кузнецов, которые следили за качеством своих клинков и довели их до полного совершенства.

    Также японцы считали, что личные качества самого мастера также влияют на клинки – например, есть легенда о мастере-кузнеце Сэндзо Мурамаса. Он был превосходным кузнецом, учился у одного из самых величайших мастеров ковки мечей – Масамунэ, но при этом отличался крайней неуравновешенностью, что, как считали суеверные японцы, передавалось клинкам, вышедшим из-под его руки. Они, казалось, буквально жаждут крови и подталкивают своих владельцев к убийству, а то и к самоубийству.

    Учитывая крайнюю секретность кузнечного дела, сейчас известны только отрывочные данные о методах смешения металлов для средневековых клинков или, скажем, о подборе сырья. Для ковки меча использовалась сталь с очень низким содержанием углерода – 0,07%, также использовалась сталь, в которой содержание углерода достигало 0,8%. Существовало несколько способов создания меча, например, к железному пруту (будущей рукояти меча) приваривались стальные полосы необходимой длины, которые затем расплющивались и складывались пополам, после чего снова расплющивались и снова складывались. Попеременно будущий меч опускали то в воду, то в масло нужной температуры и в результате таких многократных складываний-расплющиваний и получалось готовое оружие. В описанном случае для изготовления меча использовалась чистая сталь, но более распространённым способом был метод «трёх пластин» (сай-май), в котором стальная пластина помещалась между двумя железными.

    В процессе изготовления меча был ещё один весьма важный этап – отпуск клинка, в результате которого на лезвии появлялась якиба - матовая полоска, идущая вдоль края лезвия и часто имеющая весьма прихотливые извивы. Для получения такой полоски основную часть клинка покрывали защитным слоем глины, а острую кромку обрабатывали огнём и тёплой водой. Отпуск клинка не зря выделялся в отдельный этап – нередко на клинке наряду с клеймом мастера-кузнеца стояло клеймо того, кто отпускал клинок, а в некоторых случаях ставилась печать исключительно отпускавшего.

    После ковки и отпуска клинок чистили специальным ножом, обрабатывали напильником и только после этого приступали к процессу заточки, который мог длиться до 50 дней. Заточка осуществлялась на специальном точильном камне – тоиси. После заточки лезвие шлифовали на масляном камне и очень тщательно протирали, и только после всех этих процедур мастер ставил свою подпись на хвостовике, наносил гравировку на лезвие или же прорезал специальные желобки. Заключительным этапом создания катаны была полировка, которая производилась, как правило, зимой, т.к. считалось, что клинки, отполированные летом, больше подвержены ржавчине.

    Оценка проделанной работы: официальные эксперты по оружию - мэкики

    Как видно из написанного выше, создание клинка было воистину сложным делом, поэтому наряду с умением изготовлять оружие ценилось умение его «читать» и определять, где, когда и кем был произведён тот или иной клинок. Таковое умение требовало не только весьма специализированных знаний, но и способностей, равно как и опыта. Императорскому двору требовались как кузнецы, так и мастера-оценщики, поэтому была создана легитимная категория официальных эскпертов - мэкики, чьей обязанностью было определение качества оружия, его происхождения, а также ценового диапазона, в котором могла располагаться цена на клинок.

    Начиная с XII века мэкики подписывали специальный сертификат, в котором указывались имя и место проживания мастера, изготовившего клинок, длина самого клинка, его особые приметы и общее описание, а также мнение экспертов о стоимости такого клинка. Такой сертификат иногда подписывало несколько экспертов, а на оборотной стороне ставились печати.

    Процедура оценки клинка, равно как и процедура его изготовления была щедро снабжена разного рода ритуалами и предписаниями. Например, при осмотре клинок никогда не вынимался из ножен полностью, а для прикосновения к различным металлическим частями мэкики использовали куски чистой ткани. Клинок наклонялся то туда, то сюда – под различными углами к свету – таким образом можно было увидеть некоторые скрытые и любопытные детали, оставленные мастерами.

    Катана, как мы уже выяснили, это не только объект восхищения и символ власти, но и, собственно, оружие, а в руках умелого буси – грозное оружие. Самураи довели своё умение фехтовать до высоких степеней мастерства, а само фехтование катаной стало одним из направлений искусства – настолько точно выверялись различные приёмы защиты и нападения, настолько изящными были пируэты, выписываемые фехтующими.

    Школы кэндзюцу

    Существовало несколько школ кэндзюцу и некоторые из них выводили своё происхождение из самой тьмы веков, в частности, школы Нэн Рю, Синто рю, Аису Кугё Рю, а также другие школы способны отследить своё происхождение до XIV-XV вв. Мастера меча, стоящие в основании каждой из школ кэндзюцу, старались сохранить в секрете все приёмы и методы фехтования, но так или иначе, а большая часть приёмов всех школ находилась под взаимным влиянием и взаимопроникала друг в друга. К примеру, Камидзуми Исэ-но Хидэцуна создал свой собственный стиль боя на мечах, который сочетал элементы стилей школ Кагэ Рю и Синто Рю.

    Мастера меча, овладевшие одним стилем фехтования, могли начать изучать следующий стиль, для чего перемещались по стране, сражаясь с буквально любым мастером меча, встреченным на пути. От исходов таких поединков зачастую зависело очень многое, т.к. мастер меча, имеющий свою школу и получающий значительный доход от какого-нибудь богатого покровителя в случае проигрыша мог потерять материальную поддержку и счесть себя недостойным учить далее своих последователей. Именно по этой причине зачастую «прикормленные» тем или иным кланом умелые фехтовальщики не вступали в поединки с бродячими «искателями приключений». Но порой таки происходили весьма громкие поединки между особенно известными мастерами меча. Одной из таких дуэлей можно назвать поединок между Миямото Мусаси и Сасакэ Кодзиро, подготовка к которой происходила на протяжении целого года, а сама дуэль происходила на пустынном острове вдали от императорского двора и сёгуна – дуэли к этому моменту уже были запрещены. Однако, множество высокопоставленных особ если не съезжались к месту дуэли, то хотя бы делали ставки на её исход и включались в жаркие обсуждения достоинств и недостатков противников – совсем как римские патриции, которые обсуждают своих любимчиков-гладиаторов.

    Состязания в фехтовальном зале первоначально проводились на боевом оружии, что не могло не приводить к большому количеству самых разнообразных травм и увечий. Для уменьшения этих ненужных по сути повреждений постепенно было введено тренировочное оружие, в частности, буси, обучающиеся искусству фехтования на мечах, стали пользоваться деревянным подобием настоящей катаны – боккэном. Опытный мастер меча мог воспользоваться боккэном наравне с настоящим оружием – что часто и происходило, между прочим, – точно также учителя фехтования могли соотносить свои движения с движениями учеников, поэтому травм их боккэн практически не наносил, чего нельзя сказать об учениках и их оружии. По этой причине для тренировок в додзё было введено специальное защитное вооружение, в которое входили:

    * подбиты шлем (мэн) с железной решёткой для защиты лица;
    * защитный нагрудник (до) из расщеплённого бамбука;
    * толстый фартук;
    * рукавицы с большими раструбами (котэ).

    В настоящее время все перечисленные элементы защиты скомбинированы в прочный защитный комплект, который используется в современном кэндо.

    Основателями базовой системы фехтования для индивидуальных поединков считаются Тёсай и Дзион, которые в 1350 г. впервые систематизировали древние приёмы обращения с мечом. Эта система была одной из наиболее строгих и точных в Японии и использовала кодекс бусидо для регулирования всех этапов поединка: подготовка к бою, занятие исходного положения, сближение дуэлянтов, основные приёмы и методы атаки и защиты и т.п. Помимо этого в реальных поединках (а не в тренировочных) каждый дуэлянт должен был назвать себя и обозначить причины, по которым вступает в бой. Это правило соблюдалось даже в самой гуще группового сражения – по возможности, конечно.

    Все технические приёмы кэндзюцу можно разделить на две большие группы: гири и цуки – рубящие и колющие удары. Приёмы гири могли использоваться в атаке и контратаке, а приёмы цуки использовались исключительно в обороне. Несмотря на попытки жёсткой регламентации ударов – какие были позволительны для «уважающих» себя самураев, а какие считались «бесчестными» – существовало огромное множество «секретных» приёмов в каждой из школ, против которых изобретались в свою очередь «секретные» приёмы противодействия. Каждый фехтовальщик знал некое количество «низких» приёмов и выпадов, с помощью которых можно было дотянуться хоть до одной наиболее уязвимой точки противника, и этими приёмами буси не гнушались пользоваться, несмотря на все «высокоморальные» принципы. Мало того, не гнушались, знание этих приёмов и умение ими пользоваться, в принципе, считалось нормой.

    Помимо владения катаной буси изучал и приёмы обращения с вакидзаси, тиса-катаной или же нодати, которые, в принципе, были сходны с теми приёмами, что изучались при изучении работы с катаной, но с поправкой на длину того или иного меча. Особенного технического совершенства умение пользоваться мечом достигало при одновременном пользовании сразу двумя клинками. В этом случае тандем образовывали катана с вакидзаси, катана с тиса-катаной или же два стандартных меча разом, в последней технике особенно был искусен легендарный и уже упоминаемый выше Миямото Мусаси, основатель школы боя двумя мечами Нито Рю. Ещё одной «изюминкой» очень искусного фехтовальщика было умение биться сразу с несколькими противниками, используя для этого два меча. В этом случае основное внимание уделялось перемещениям круговыми движениями со скользящими переворотами и вращениями.

    Помимо всех описанных клинков, буси должен был в совершенстве владеть и «малыми формами» вооружения – кинжалами, ножами, стилетами и др. – которые он носил с собой в ножнах вакидзаси.

    Вокруг катаны создался культ поклонения и почитания, право носить этот меч имели только представители военного сословия, но представители других сословий могли пользоваться более короткими вариантами мечей, которые были доступны для всех и каждого, кто мог себе это позволить.

    В современной Японии из всех древних стилей обращения с мечами сохранилось лишь несколько разновидностей, но и то – в сильно изменённой форме. Одной из таких форм является кэндо, которое, к сожалению, от практики достижения внутренней целостности и гармонии всё больше скатывается к соревновательному виду спорта, где на первый план выходит результат, не сам процесс.
     
  4. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Искусство посоха как одно из направлений будзюцу

    Искусству использования посоха в качестве оружия обучался практически любой буси.

    Искусство владения посохом и использования его для защиты и нападения является столь же древним (если не древнее), как и, к примеру, искусство владения луком. Посох как оружие может варьироваться по размерам и форме от обычной дубинки до хорошо известного на средневековых дорогах (не только японских, кстати) посоха странников – в рост человека, с отполированным ладонями древком и более тонкого, чем та же дубинка.

    Археологами были обнаружены хорошо сохранившиеся древние каменные дубинки (сэки-бо), которыми древние жители островов пользовались ещё до появления японской государственности. Впоследствии появились железные дубинки (тэцу-бо), которые неоднократно воспевались (наряду с их обладателями, разумеется) в эпосах и сказаниях.

    Под искусством посоха понимается искусство использования деревянного посоха или палки в качестве боевого инструмента. Это искусство, как уже говорилось, является весьма древним и также благородным – к примеру, стражники императорского дворца были вооружены именно деревянными дубинками (кирикобу).

    Собственно, в использовании посохов и дубинок в качестве оружия нет ничего удивительного, ведь дерево является одним из наиболее простых в обработке материалом, а кроме этого оно легко и практически повсеместно доступно, так что почувствовать себя чуточку увереннее, обладая внушительным куском древесины, мог буквально любой желающий, а умение этим «куском» пользоваться делало обладателя дубинки/посоха довольно грозным противником.

    Также немаловажным достоинством дерева была безопасность – использовать деревянное оружие на тех же тренировках представлялось куда более разумным и безопасным занятием, нежели доверять новичкам и неумехам настоящие мечи, копья или другие виды оружия. В связи с этим посох в качестве оружия для тренировки особенно прочно поселился в додзё школ, обучавших умению обращаться с копьями или теми же мечами.

    Впоследствии, посох вышел за пределы додзё и стал использоваться многими буси в реальных боевых ситуациях, причём, в силу своей «безопасности» посох мог использоваться для защиты представителями тех социальных слоёв, которым было запрещено иметь «настоящее оружие» (простолюдины, к примеру) или же они не могли проливать кровь ближних своих (здесь, разумеется, речь идёт о монахах и священниках).

    Среди обученных буси наблюдалась следующая закономерная тенденция: хорошо тренированный фехтовальщик, не говоря уже о мастерах меча, мог, к примеру, использовать палку точно как свой собственный меч. Перед использованием палке, конечно, придавалась хотя бы отдалённая форма меча. То же самое касается и копейщиков, которые могли использовать деревянный шест в точно такой же эффективностью, как и обычное копьё.

    В связи с этим выделяют несколько специализаций искусства владения посохом/деревянной палкой. В основе первой специализации лежит умение пользоваться алебардой или копьём и она называется рокусаку-бо или хассаку-бо соответственно. Вторая специализация основывается на искусстве использования меча, как длинного (дзо, бо), так и обычного (хам-бо).

    Третья специализация – искусство использования деревянного меча, носящего название боккэн. Этот меч изготовлялся из обычной палки, путём придания ей соответствующей формы, причём в итоге получался предмет, обладающий собственной ценностью – художественной и эстетической. Искусство использования боккэна подчас нечасто упоминается в качестве самостоятельной ветви в силу его сильной связи с кэндзюцу. Такой деревянный меч вполне мог использоваться – в первую очередь для защиты – ушедшим от мира буси, который пожелал стать монахом или просто миролюбивым человеком.
     
  5. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Искусство киай

    Среди всех невооружённых боевых искусств искусство киай занимает уникальное положение: в этом искусстве поединок без оружия достигает своей кульминации и противник буквально с ног валится от целенаправленного выплеска энергии другого воина.

    «Киай» включает в себя две части, первая это «ки» – «ум, воля», а вторая – «ай», являющаяся сокращённой формой глагола «авасу» – «объединять». Таким образом можно сделать вывод, что искусство киай – это искусство концентрации разума с определённой целью. В случае боевых искусств целью является поражение противника.

    Как можно предположить, имея под собой такую сложнообъяснимую и обширную концепцию как «ки», искусство киай будет отличаться такой же расплывчатостью в плане теории. До нас дошли истории о воинах, которые владели искусством искажения действительности подчас лучше, нежели мечом или другим видом оружия. Личности, умеющие использовать вырабатываемую энергию в своих целях, часто использовали это умение для того, чтобы либо предотвратить схватку, либо победить в ней. Например, известен случай, когда один человек долго поджидал свою жертву в засаде, а когда настало время нападать, то он просто не смог сдвинуться с места – настолько сильным психологически оказался встречный взгляд «ничего не подозревающей жертвы».

    Передавать энергию можно не только взглядом, но и голосом – именно голос как оружие лежит в основе искусства киай. Буси высших рангов должны были в обязательном порядке владеть этим видом боевого искусства, но со временем воинское умение отдельных буси стало столь высоко, что техника киай выделилась в отдельную ветвь будзюцу.

    Происхождение искусства киай как правило связывается с образом человека, столкнувшегося со смертельной опасностью. А крик является одной из первых реакций на опасные явления и может быть просто непроизвольным. И даже такой непроизвольный крик иногда в состоянии заставить опасного врага оставить свои намерения и убраться подобру-поздорову – хотя бы потому, что на помощь жертве в случае подачи звукового сигнала вполне могла подоспеть помощь. Такая естественная защита вполне могла дать начало искусству киай.

    Если обратить внимание на древние армии, то боевой клич способствовал, с одной стороны, поднятию боевого духа воинства, а с другой – устрашал врага, который мог обладать меньшим вокальным потенциалом. О таком эффекте знали и древние римляне, встречавшие врагов боевым кличем и какофонией музыкальных инструментов, и монгольские и мусульманские орды, чьи походы и завоевания вошли в историю.

    На Востоке ценность крика как оружия никогда не была недооценённой: в Тибете и в особенности в Японии техника воздействия криком на противника была доведена до уровня искусства и использовалась самостоятельно как единственное оружие вне зависимости, одиночный был поединок или «стенка» шла на «стенку».

    Собственно, крик обученного особым образом воина не шёл ни в какое сравнение с пусть и пугающим, но расплывчатым и неразборчивым криком толпы. Крик, который японский воин старался у себя выработать, был чем-то большим, нежели просто контролируемым вдохом и концентрированным выдохом. В крике такого воина сходились воедино физические и психические факторы, составляющие самую суть человека, и вся присутствующая в теле энергия выходила через тональность, вибрацию и высоту голоса. Собственно, от громкости голоса подчас ничего не зависело – качество звука являлось основной отличительной чертой искусства киай и это качество вырабатывалось путём полной концентрации личности на поставленной цели. Чтобы убить атакующего или хотя бы остановить его атаку с помощью крика требовались годы тренировок.

    Те боевые кличи, придыхания и прочие звуки, издаваемые в настоящее время последователями боевых искусств, не имеют никакого отношения к искусству киай и по силе воздействия не стоят даже рядом с голосовым воздействием воинов древности. С другой стороны, нельзя дать однозначный ответ на вопрос, а существуют ли сейчас вообще школы, где искусство киай изучают и практикуют.
     
  6. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Искусство владения дзиттэ: захватить и обезвредить

    Наравне с привычным для западного человека мечом (пусть и своеобразной формы) японцы использовали в бою такой нестандартный вид вооружения как дзиттэ (дзиттэй, дзутта).

    Дзиттэ обычно состоял из железного или стального прута, длинной рукоятки и характерного крюка прямоугольной формы, который отходил от прута в точке его соединения с рукоятью.

    Существовало множество вариаций этого оружия: от самых простых до весьма утончённых. Очень часто дзиттэ снабжали гардой (цуба) и ножнами, также существовали экземпляры, к которым приделывали клинок.

    Касательно способа ношения дзиттэ существует несколько мнений. Часть историков предполагает, что дзиттэ носили на запястье, прикрепляя шнуром, который в свою очередь крепился к кольцу на рукояти оружия, а другая часть авторов, специализирующихся на боевых искусствах, считает, что дзиттэ носили подвешенным к ремню или в ножнах. Однако все они сходятся во мнении, что дзиттэ был оружием для обороны и применялся японскими полицейскими в период феодальной раздробленности.

    Касательно возникновения дзиттэ нет единого мнения и историки точно не знают, где и когда в точности зародился этот тип оружия. Некоторые авторы связывают происхождение дзиттэ с островами Рюкю, где он был известен как сай. Жители этих островов нередко подвергались нещадной эксплуатации со стороны японцев и после того, как у них конфисковали оружие, разработали этот вид оборонительного вооружения, которое замечательно подходило для противодействия основному оружию нападавших, т.е. мечу. Сай оказался весьма эффективным изобретением и японцы не преминули привезти образцы этого оружия к себе на родину. В Европе подобный вид вооружения также был в ходу, но использовался совместно с клинком: некоторые из них имели весьма хитрые гарды, чьей функцией был захват вражеского клинка.

    В Японии после прибытия сая зародился и развился сложный боевой метод, получивший название дзиттэдзюцу. Приёмы, разработанные в ходе совершенствования этого метода, позволяли весьма ловко отражать атаки меча, а также наносить эффективные удары по любым незащищённым точкам на теле противника. После того, как меч противника был захвачен или отражен, у владельца дзиттэ появлялась возможность нанести укол в глаза, горло или живот, т.е. по наиболее уязвимым точкам. Также для атаки вполне могла использоваться рукоять дзиттэ, которой наносили сокрушительные обратные удары, а при случае дзиттэ мог использоваться и для метания по относительно далёкой цели.

    Воину, пожелавшему совершенствоваться в дзиттэдзюцу, сначала нужно было выучить «тай-сабаки» – искусство перемещений, мастера которого могли с поразительной скоростью менять своё местоположение, передвигаясь скользящими или круговыми движениями, разрывая или, наоборот, сокращая таким образом дистанцию с противником.

    Арсенал приёмов мастеров меча был, как кажется, практически неисчерпаемым, а значит, для того, чтобы достойно противостоять им, приёмы дзиттэдзюцу должны были быть столь же разнообразными. Знание этих приёмов сильно помогало средневековым полицейским, которые очень часто получали приказы задержать некое высокопоставленное лицо без нанесения физического ущерба задержанному.

    Официально только полицейские в Японии имели право носить дзиттэ и подчас они носили его как символ своего статуса, но и другие категории японского населения умудрялись создавать для себя подобия дзиттэ, приделывая острый крюк к железным спицам веера или же к черенку курительной трубки. Воинам же пришлось в очередной раз признать эффективность дзиттэ, а что им оставалось делать, если любой умелец в обращении с дзиттэ мог оставить воина без его драгоценного меча?