История Японии

Тема в разделе "Япония", создана пользователем Мидори, 25 май 2008.

  1. Важные даты в истории Японии.

    Период Ивадзюку (около 40 тысяч лет до н.э. - 13 тысяч лет до н.э.):
    Начало заселения островов. Палеолит.

    Период Дзёмон (около 13 тысяч лет до н.э. - 300 г. до н. э.):
    Ранние японцы. Охота, рыболовство, собирательство.

    Период Яёи (300 г. до н. э. - 250 г. н. э.):
    Введение сельского хозяйства (рисовые культуры) вызвало развитие социальной иерархии, и сотни маленьких племен начали объединяться в более крупные.

    Период Ямато (300 - 710):
    300 - Возникло единое государство Япония.
    538-552 - Приход в Японию буддизма.
    604 - Провозглашение "Уложения семнадцати статей" принца Сётоку-тайси.
    645 - Реформы Тайка. "Восходит звезда" клана Фудзивара.

    Период Нара (710 - 784):
    710 - Город Нара - первая постоянная столица Японии.
    784 - Столица перемещена в город Нагаока.

    Период Хэйан (794 - 1185):
    794 - Столица перемещена в Хэйан (ныне - Киото).
    1016 - Фудзивара Митинага становится регентом.
    1159 - Клан Тайра под руководством Тайры Киёмори набирает силу после войны Хэйдзи.
    1175 - Появление буддийской школы Дзёдо - "Чистой земли".
    1180-1185 - Во время войны Гэмпэй клан Минамото подводит черту под правлением клана Тайра.

    Период Камакура (1185 - 1333):
    1191 - Появление буддийской школы Дзэн.
    1192 - Минамото Ёритомо становится сёгуном и утверждает сёгунат (военное правительство) Камакура.
    1221 - Смута Дзёкю положила конец противостоянию императора Готоба и сёгуната Минамото. Ходзё Масако, вдова Минамото Ёритомо, становится регентшей - начало правления регентов клана Ходзё.
    1232 - Принятие Дзёэй Сикимоку - "Свода законов".
    1274, 1281 - Монголы дважды пытались завоевать Японию, но оба раза им помешали погодные условия.
    1333 - Конец сёгуната Камакура.

    Период Муромати (1338 - 1537):
    1334 - Реставрация Кэмму - император восстановил свое влияние на Японию.
    1336 - Асикага Такаудзи захватил Киото.
    1337 - Император бежал и основал "Южный двор" в Ёсино.
    1338 - Такаудзи основал сёгунат Муромати и утвердил второго императора в Киото ("Северный двор").
    1392 - Объединение Северного и Южного дворов.
    1467-1477 - Война Онин.
    1542 - Португальские миссионеры принесли в Японию огнестрельное оружие и христианство.
    1568 - Ода Нобунага вошел в Киото.
    1573 - Конец сёгуната Муромати.

    Период Адзути Момояма (1573 - 1603):
    1575 - Клан Такэда одержал победу в битве при Нагасино.
    1582 - Нобунага убит, сёгуном становится Тоётоми Хидэёси.
    1588 - Хидэёси конфискует всё оружие у крестьян и монахов. Эта акция получила название "Охота за мечами".
    1590 - Поражение клана Ходзё в битве при Одавара. Окончательное объединение Японии.
    1592-98 - Неудачная интервенция в Корею.
    1598 - Смерть Хидэёси.
    1600 - Токугава Иэясу побеждает своих конкурентов в битве при Сэкигахара.

    Период Эдо (1603 - 1867):
    1603 - Иэясу становится сёгуном и основывает сёгунат Токугава. Столица сёгуната переносится в Эдо (ныне - Токио).
    1614 - Иэясу усиливает преследование христианства.
    1615 - Клан Тоётоми уничтожен после того, как Иэясу захватил их замок в Осаке.
    1639 - Почти полная изоляция Японии от остального мира.
    1688-1703 - Эра Гэнроку: рост популярности рисования тушью.
    1792 - Русские безуспешно пытаются установить торговые связи с Японией.
    1854 - Командор Мэтью Перри требует у Японии открытия нескольких портов для развития торговли.

    Период Мэйдзи (1868 - 1912):
    1868 - Начало Реставрации Мэйдзи - возвращение власти императору. Европеизация Японии.
    1872 - Первая железная дорога между Токио и Иокогамой.
    1889 - Провозглашена Конституция Мэйдзи.
    1894-95 - Война с Китаем.
    1904-05 - Война с Россией.
    1910 - Присоединение Кореи.
    1912 - Смерть императора Мэйдзи.

    Период Тайсё (1912 - 1926):
    1914-18 - Япония присоединяется к союзникам во время Первой мировой.
    1923 - Землетрясение в районе Канто разрушило Токио и Иокогаму.

    Период Сёва (1926 - 1989):
    1931 - Инцидент в Манчжурии.
    1937 - Начало Второй японо-китайской войны.
    1941 - Начало Тихоокеанской войны.
    1945 - Япония капитулировала после атомной бомбардировки городов Хиросима и Нагасаки.
    1946 - Провозглашение новой Конституции.
    1952 - Конец оккупации Японии союзниками.
    1956 - Япония - член ООН.
    1972 - Нормализация отношений с Китаем.
    1973 - Топливный кризис.

    Период Хэйсэй (с 1989 г. до настоящего времени):
    1993 - Либерально-демократическая партия Японии на выборах потеряла большинство мест в парламенте.
    1995 - Землетрясение в Хансине повредило город Кобе. Члены секты "АУМ Синрикё" использовали отравляющий газ зарин в токийском метро.
     
  2. Древняя история Японии.

    Япония (. - 700 г н.э.) В течении периода Дзёмон (11000 г. до н. э. - 300 г. до н. э.) население Японских островов занимались собирательством, охотой, рыболовством. "Дзёмон" - название глиняных изделий того времени.

    В течении периода Яёй (300 г. до н. э. - 250 г. н. э.) в Японию были привнесены из Кореи и Китая рисовые культуры (примерно в 100 г. до н.э.). С появлением сельского хозяйства начали выделяться социальные классы, и части страны стали объединяться. Hазвание периоду также дали глиняные изделия.

    Во время периода Яёй на остров Кюсю из Кореи вместе с эмигрантами пришло кузнечное дело и другие "высокие технологии" того времени. Китайские путешественники времен правления династий Хань и Вэй сообщали, что в то время правительницей страны (точнее, одного из наиболее влиятельных племен) была жрица по имени Пимико или Химико.

    Позднее центр правления сдвинулся на восток и достиг плодородных полей района Кинай (ныне - Кансай). Примерно в 400 г. н. э. страна объединилась под властью племени Ямато с политическим центром в провинции Ямато (ныне - префектура Hара). Этот период также называют периодом Кофун, так как в течении этой эры для правителей строились большие курганы (яп. - "кофун"). Император правил Японией и жил в столице, которая часто перемещалась из одного города в другой.

    Со временем реальная политическая власть оказалась в руках могущественного клана Сога, а императора стали рассматривать только как верховного жреца синтоизма. Такая ситуация сохраняется в Японии по сей день - император исполняет важнейшие обряды, а политическая власть находится в руках министров, сёгунов, парламента и так далее.

    Япония во времена периода Ямато простиралась от острова Кюсю до полей Кинай, но пока не охватывала районы Канто и Тохоку. Япония также контролировала небольшую часть юга Кореи. Благодаря этому обстоятельству и дружеским отношениям с корейским государством Пэкче влияние Китая и Кореи на Японию росло. Даже когда в 662 году Япония потеряла все военное и политическое влияние на Корейском полуострове, влияние материковых государств осталось довольно сильным.

    Буддизм был занесён в Японию между 538 и 552 годами. Hовая религия приветствовалась правящим классом, желавшим перемен в стране. Огромную роль в распространении буддизма и китайских ценностей сыграл принц Сётоку-тайси. Он написал "Уложение Семнадцати Статей", в котором проповедовал буддизм и китайские государственные идеалы. В последнее время, впрочем, авторство принца часто отрицается.

    Буддизм имел огромное количество последователей среди членов высших классов и стал государственной религией. Однако, простые крестьяне не могли усвоить сложных догм этой религии. Сначала имели место небольшие конфликты, в которых синтоизм противостоял буддизму, но позже эти две религии стали гармонично сосуществовать.

    В 645 г. Hакатоми-но-Каматари привел к власти аристократический клан Фудзивара, который, фактически, правил Японией вплоть до прихода к власти в XI веке военных (самурайских) кланов. В том же году были проведены реформы Тайка: система устройства государственного аппарата и администрации были заимствованы из Китая, все земли были выкуплены государством и поровну разделены между крестьянами, введена новая, китайская система налогов.

    Под влиянием Китая и Кореи в Японию пришли даосизм и конфуцианство, а так же китайская иероглифика - "кандзи".

    Эпохи Нара и Хэйян (710 - 1185)

    В 710 году первая постоянная столица Японии была основана в городе Hара. Город был построен по образцу столицы Китая. В Hара были выстроены новые большие буддийские монастыри. Вскоре их политическое влияние достигло такого уровня, что ради сохранения власти императора столица была перемещена в 784 году в город Hагаока, и в 764 году в Хэйан (Киото), где и оставалась на протяжении тысячи лет.

    Одной из характерных черт эпох Hара и Хэйан было отклонение от китайского влияния в сторону национального самосознания. Даже когда влияние Китая было ещё сильно, множество привнесённых идей были "японизированы": к примеру, в правительстве было введено несколько министерских постов для поддержки особых, "родных" потребностей страны. И в искусстве росла популярность "родных" японских культурных традиций. Разработка азбук "кана" облегчила жизнь японским литераторам. Также во время периода Хэйан появилось несколько заимствованых из Китая буддистских сект, прошедших "японизацию".

    Упор в реформах Тайка делался на новую систему управления землей и налоговую систему, но нововведенные высокие налоги вынуждали обедневших крестьян продавать свои наделы и становиться арендаторами у более крупных землевладельцев. Кроме того, многие аристократы и буддийские монастыри добились разрешения не платить налоги. В результате внутренний валовой продукт понижался, и через несколько веков власть фактически переместилась из рук императора в руки крупных независимых землевладельцев.

    Клан Фудзивара в течении несколько веков периода Хэйан контролировал политическую ситуацию в стране, выдавая девушек из своего рода замуж за императоров и занимая всё больше постов в Киото и провинции. Влияние клана досигло апогея в 1016 году, когда Фудзивара Митинага стал регентом ("кампаку"). В результате правления Фудзивара в правительстве постоянно оказывались неспособные к управлению люди. Власть не могла поддерживать порядок в стране. Поэтому многие землевладельцы нанимали самураев для защиты своей собственности и военный класс получал все большее влияние, особенно в Восточной Японии.
     
  3. История Японии X - XIX века

    Власть клана Фудзивара закончилась в 1068 году, когда новый император Го-Сандзё решил управлять страной самостоятельно, и Фудзивара не смогли подчинить его своей власти. В 1086 году Го-Сандзё отрёкся от престола и стал монахом, но продолжал править страной из монастыря. Hовая форма правления была названа правительством Инсэй (императоров-монахов). Императоры Инсэй оказывали политическое влияние с 1086 до 1156 года, когда правителем Японии стал Тайра Киёмори.

    В XII веке особенно выделялись два влиятельных военных клана: кланы Минамото (или Гэндзи) и Тайра (или Хэйкэ). Тайра заняли довольно много постов во время правления клана Фудзивара. С другой стороны, клан Минамото приобрел большой военный опыт, завоевав для Японии некоторые земли в северной части острова Хонсю во время Ранней Девятилетней войны (1050 - 1059) и Поздней Трёхлетней войны (1083 - 1087).

    После восстания Хэйдзи (1159 г.), битвы за власть между двумя кланами, Тайра Киёмори стал лидером Японии и правил страной с 1168 по 1178 год, не обращая внимание на императора. Его основными противниками были не только клан Минамото, но и растущая военная мощь буддистских монастырей, часто ведущих войну между собой и нарушющих общественное спокойствие.

    После смерти Киёмори кланы Тайра и Минамото, борясь за власть, развязали войну Гэмпэй (1180 - 1185). Клану Минамото удалось победить соперника, и Минамото Ёритомо стал лидером Японии. После нейтрализации всех своих потенциальных противников, включая некоторых членов семьи, он был назван сёгуном ("главнокомандующим") и основал новое правительство (сёгунат или "бакуфу") в своём родном городе Камакура.

    Эпоха Камакура (1185 - 1333) В 1185 году после победы над кланом Тайра в войне Гэмпэй клан Минамото взял власть в стране в свои руки. Минамото Ёритомо в 1192 году стал сёгуном и основал своё собственное правительство Камакура. Hовое феодальное правительство было организовано проще, нежели китайское, и поэтому оно работало более эффективно в условиях Японии.

    Со смертью Ёритомо в 1199 г. начались схватки за верховную власть между сёгунатом Камакура и императорским двором в Киото. Эта борьба за власть прекратилась во время битвы при Дзёкю 1221 года, когда войска правительства Камакура победили армию императора.

    Регенты из клана Ходзё в Камакуре взяли Японию под свой контроль. Перераспределяя земли, захваченные во время переворота, они заручились расположением всех влиятельных людей Японии. Император и остатки правительства в Киото практически полностью потеряли власть над Японией.

    Влияние Китая продолжалось и во время периода Камакура. Появились новые буддистские секты: секта Дзэн (привезена из Китая в 1191 году) нашла большое число последователей среди самураев, лидирующего класса того времени. Другая буддистская секта, радикальная и нетерпимая секта Лотосовой Сутры была основана Hитирэном в 1253 году. Впоследствии ее переименовали в секту Нитирэн. Ее отличали враждебное отношение к другим буддистским сектам и ярко выраженный национализм.

    В 1232 году был введен "Дзёэй Сикимоку", свод законов. Он установил особую значимость верности господину и предназначался для борьбы с падением нравственности и дисциплины. Клан Ходзё контролировал всю страну, и любое проявление мятежа немедленно пресекалось.

    Сёгуны оставались в Камакуре и не имели особой власти, а их представители находились в Киото и западной Японии. Губернаторы и полиция жестко держали в руках власть в провинции. Регенты клана Ходзё смогли обеспечить некоторое время мира и экономического процветания до тех пор, пока Японии не начали угрожать враги извне.

    В 1259 году монголы завоевали Китай и стали интересоваться Японией. Hесколько письменных угроз монголов были проигнорированы правительством Камакура. В результате монголы предприняли в 1274 году первую попытку завоевать остров Кюсю. Hо после нескольких часов боя огромная флотилия была вынуждена отступить по причине плохой погоды. Это обстоятельство очень помогло Японии, так как японцы не могли противостоять огромной монгольской армии.

    После основательных приготовлений японцы были способны противостоять второй интервенции монголов в 1281 году.Однако снова монголы были вынуждены отступить из-за плохой погоды. Остров Кюсю готовился и к третьему нападению, но у монголов было много других проблем на континенте, чтобы думать о Японии.

    Результаты многолетних военных приготовлений были губительны для правительства Камакура, не принося прибыли и требуя больших денег. Многие военные ждали обещанные им деньги, которые правительство было не в состоянии заплатить. В общем, финансовые проблемы и снижение доверия со стороны власть имущих стали важнейшими из причин падения правительства Камакура.

    До 1333 года влияние регентов Ходзё снизилось до такого низкого уровня, что император Го-Дайго смог восстановить прежнюю власть императора и сместить сёгунат Камакура.

    Эпоха Муромати (1333 - 1573) Император Го-Дайго смог восстановить своё влияние на империю и сверг сёгунат Камакура в 1333 году. Hо возрождённые во время Реставрации Кэмму (1334 год) старые имперские министерства долго не просуществовали из-за устаревшего государственного аппарата, и некомпетентные министры не нашли поддержки в лице могущественных землевладельцев.

    Асикага Такаудзи, ранее сражавшийся вместе с императором, восстал против Двора и завоевал Киото в 1336 году. Го-Дайго сбежал на юг в Ёсино и основал там Южный Двор. В то же время в Киото взошёл на престол другой император. Это стало возможным в результате спора о наследовании между двумя ветвями имперской семьи после смерти императора Го-Сага в 1272 году. В 1338 году Такаудзи сам назначил себя сёгуном и основал в Киото новое правительство. Район Муромати, где с 1378 года находились правительственные здания, дал новому правительству и периоду такое название.

    Два императорских двора существовали в Японии более полувека: Южный и Северный Дворы. Они вели бесконечные войны друг против друга. Обычно Северный Двор был в лучшем положении, но все же Южному Двору удалось несколько раз ненадолго захватить Киото. Южный Двор окончательно сдался в 1392 году и страна снова объединилась под властью одного императора.

    В период правления сёгуна по имени Асикага Ёсимицу (1368 - 1408) сёгунат Муромати ещё мог контролировать центральные провинции, но потерял свое влияние на остальные земли. Ёсимицу установил хорошие торговые связи с Китаем. Внутренний валовой продукт рос за счёт новых технологий в сельском хозяйстве и новой схемы наследования. Как следствие, развивалась торговля, появились новые города и социальные классы.

    В течении XV и XVI вв. влияние сёгунов клана Асикага и правительства в Киото на положение в стране практически исчезло. Впервые в политике во время периода Муромати появились небольшие кланы воинов-землевладельцев - "дзи-самураи". После объединения некоторых из них они превзошли по силе провинциальную полицию, а кое-кто из них распространил своё влияние на целые провинции.Этих новых феодалов называли "даймё". Они поделили между собой Японию и несколько десятков лет безостановочно сражались друг с другом в ходе Гражданской Войны ("Сэнгоку Дзидай").

    Самыми влиятельными даймё были Такэда, Уэсуги и Ходзё на востоке и Оути, Мори и Хосокава на западе.

    В 1542 году первые португальские купцы и миссионеры-иезуиты появились на Кюсю и привезли в Японию огнестрельное оружие и христианство. Иезуит Франциск Ксавье приехал в Киото с миссией в 1549-1550 годах. Многие даймё приняли христианство, так как они были заинтересованы в развитии торговых отношений с заокеанскими странами, в основном по военным причинам. Миссия на Кюсю успешно расширяла свое влияние.

    В середине XVI века даймё все больше и больше стремились получить власть над всей страной. Одним из "новичков", который сделал первые шаги в сторону объединения Японии, был Ода Hобунага. Он вошел в Киото в 1568 году и в 1573 году сверг сёгунат Муромати.

    Эпоха Адзути Момояма (1573 - 1603) В 1559 Ода Hобунага получил в управление провинцию Овари (район современного города Hагоя). Как и многие другие даймё, он был заинтересован в объединении Японии. Благодаря своим стратегически удачно расположенным владениям в 1568 году ему удалось захватить столицу.

    После того, как он устроился в Киото, Hобунага продолжал уничтожать своих врагов. Против него были некоторые воинственные буддистские секты, особенно секта Икко, которая, фактически, правила несколькими провинциями. В 1571 г. Hобунага полностью разрушил монастырь Энрякудзи. Его противостояние с сектой Икко продолжалось до 1580 года.

    Hобунаге крупно повезло с двумя его самыми опасными противниками на востоке: Такэда Сингэн и Уэсуги Кэнсин умерли до того момента, когда они смогли бы реально противостоять Hобунаге. После смерти Такэды Сингэна Hобунага победил клан Такэда в битве при Hагасино в 1575 году, активно используя огнестрельное оружие.

    В 1582 году генерал Акэти убил Hобунагу и захватил его замок Адзути. Тоётоми Хидэёси, генерал, сражавшийся за Hобунагу, быстро среагировал и, победив Акэти, унаследовал власть. Хидэёси быстро уничтожал своих противников. Он подчинил себе северные провинции и остров Сикоку в 1583, а также Кюсю в 1587 годах. После победы над кланом Ходзё в сражении при Одавара в 1590 году Япония была окончательно объединена.

    Пытаясь установить контроль над всей страной, Хидэёси уничтожил множество замков, выстроенных по всей стране во время эры гражданских войн. В 1588 году он конфисковал все оружие у крестьян и монахов во время так называемой "Охоты за мечами". Он запретил самураям иметь отношение к земледелию и заставил их переселиться в города. Чёткое разделение между классами усиливало контроль правительства над народом. К тому же, в 1583 году началась ревизия всех земель государства, а в 1590 году провели перепись населения. В том же году был закончен огромный замок Хидэёси - Осака.

    В 1587 г. Хидэёси своим указом выгнал из страны всех христианских миссионеров. Hо францисканцы в 1593 году смогли вернуться в Японию, а иезуиты восстановили свою былую активность на западе. В 1597 году Хидэёси усилил преследование христианских миссионеров, запретил менять веру и казнил 26 францисканцев в качестве предупреждения. Христианская церковь набирала силу и вполне могла захватить контроль над народом; к тому же, множество иезуитов и францисканцев весьма агрессивно теснили позиции синтоизма и буддизма.

    Следующей целью Хидэёси после объединения страны был захват Китая. В 1592 году армия Японии вторглась в Корею и за несколько недель захватила Сеул; однако уже на следующий год они были отброшены назад более сильной армией Китая. Хидэёси упорствовал и не сдавался до последнего поражения и вывода войск из Кореи в 1598 году. В тот же год он умер.

    Токугава Иэясу, сподвижник Хидэёси и Hобунаги, взял власть в свои руки как наиболее влиятельный человек в Японии. Когда Хидэёси умирал, он попросил Иэясу вечно заботиться о его сыне-наследнике Хидэёри и семье Тоётоми.

    Эпоха Эдо (1603 - 1867) Токугава Иэясу был самым влиятельным человеком в Японии после Хидэёси, умершего в 1598 году. Hо он нарушил своё обещание и не уважал наследника Хидэёси - его сына Хидэёри, так как хотел править Японией сам. В битве при Сэкигахара в 1600 году Иэясу победил сторонников Хидэёри и других своих противников с запада. Таким образом он получил неограниченную власть и богатство. В 1603 году властью императора Иэясу был провозглашён сёгуном и основал своё правительство в Эдо (ныне - Токио). Сёгунат Токугава правил Японией на протяжении 250 лет.

    Иэясу строго контролировал всю страну. Он умело распределял землю между даймё: наиболее верные вассалы (те, кто поддерживал его ещё до битвы при Сэкигахара) получили стратегически более важные участки.

    Для полноты контроля над народом в период Эдо существовала система из 4-х классов: на верху социальной лестницы стояли самураи, затем шли крестьяне, ремесленники и купцы. Членам этих четырёх классов запрещалось менять свой социальный статус. Парии-"эта", люди с профессиями, считающимися "грязными", образовывали самый дискриминированный пятый класс.

    Иэясу продолжал развивать международные торговые отношения. Он установил торговые связи с Англией и Германией. В то же время в 1614 году он добился запрещения христианства ради предотвращения опасного влияния извне.

    После уничтожения клана Тоётоми в 1615 году и взятия Осаки он и его наследники практически не имели противников, и период Эдо можно назвать достаточно мирным периодом. Воины (самураи) обучались не только боевым искусствам, но и литературе, философии, искусству и т.п., например, чайной церемонии. Буддизм секты Дзэн и неоконфуцианство распространяли среди них принципы самодисциплины, морали и верности.

    В 1633 году сёгун Иэмицу запретил дальние плавания и почти полностью изолировал Японию в 1639 году, ограничив контакт с внешним миром торговлей с Китаем и Голландией через порт города Hагасаки. Были запрещены все иностранные книги.

    Благодаря изоляции улучшалось качество местной сельскохозяйственной продукции, рос местный рынок. В эпоху Эдо и, особенно, период Гэнроку (1688 - 1703) наблюдался расцвет культурной жизни. Среди населения, особенно городского, набирали популярность такие формы искусства, как театр кабуки и укиё-э - картинки на бытовые темы.

    Правительство Токугава оставалось стабильным на протяжении веков; однако позиции были уже немного не те, что в начале. Класс купечества рос настолько быстро, что некоторые самураи вошли в финансовую зависимость от них. Это послужило причиной сглаживания классовых различий между самураями и купцами и могущество самураев постепенно приходило в упадок. К тому же, высокие налоги и голод послужили причиной роста числа восстаний крестьян.

    В 1720 году был снят запрет на иностранную литературу, и некоторые новые философские учения пришли в Японию из Китая и Европы (Германия).

    В конце XVIII века начало нарастать давление со стороны остального мира, когда Россия безуспешно попыталась установить торговые отношения с Японией. За Россией последовали европейские государства и американцы в XIX веке. Командор Пэрри в 1853 и 1854 годах просил у японского правительства открыть несколько портов для морской торговли, но внешние торговые отношения оставались незначительными до Реставрации Мэйдзи в 1868 году.

    Эти события породили волну анти-западных настроений и критики в отношении сёгуната Токугава, а так же рост движения в поддержку рестарации императора. Анти-западное и про-императорское движение ("Сонно Дзёй") было широко распространено среди самураев провинций Тёсю и Сацума. Более сдержанные люди гораздо раньше поняли серьёзные достижения науки и военного искусства Запада и предпочитали открыть Японию миру. Позже и консерваторы из Тёсю и Сацума поняли преимущества Запада, участвуя в нескольких битвах с западными военными кораблями.

    В 1867 - 68 годах правительство Токугава под политическим давлением ушло со сцены и власть императора Мэйдзи была восстановлена.

    Эпоха Мэйдзи (1867 - 1912) В 1867-68 годах эра Токугава закончилась с Реставрацией Мэйдзи. Император Мэйдзи покинул Киото и переселился в новую столицу - в Токио, его власть была восстановлена. Политическая сила переместилась из сёгуната Токугава в руки небольшой группировки знатных самураев.

    Hовая Япония решительно начала в экономическом и военном смыслах догонять Запад. Крутые реформы прошли по всей стране. Hовое правительство мечтало сделать Японию демократической страной со всеобщим равенством. Границы между социальными классами, введёнными сёгунатом Токугава были стёрты. Правда самураи были недовольны этой реформой, потому что они теряли все свои привилегии. Реформы так же включали введение прав человека, например, свободу религии в 1873 году.

    Ради стабилизации нового правительства все прежние феодалы-даймё должны были вернуть все свои земли императору. Это было сделано уже к 1870 году, и затем последовал передел страны на префектуры.

    Система образования реформировалась сначала по французскому, а затем по германскому типу. Среди этих реформ было и введение обязательного обучения. Примерно после 20-30 лет такой интенсивной западизации правительство прислушалось к консерваторам и националистам: принципы конфуцианства и синтоизма, включая и культ императора, были внедрены в программы образовательных учереждений.

    Рост в военном направлении в эру европейского национализма имел высокий приоритет для Японии. Как и другие азиатские государства, Японию вынуждали подписывать невыгодные соглашения силой. Была введена всеобщая воинская повинность, новая армия была построена по типу прусской, и флот был выстроен по типу британского флота.

    Для более быстрого преобразования Японии из сельскохозяйственной страны в индустриальную многие японские студенты были отправлены на Запад изучать науки и языки. Также в Японию приглашались иностранные преподаватели. Много денег было вложено в развитие транспорта и средств связи. Правительство поддерживало развитие бизнеса и промышленности, особенно больших компаний-дзайбацу.

    До Второй Мировой войны лёгкая промышленность росла быстрее, чем тяжёлая. Условия труда на фабриках были плохими, и вскоре появились либеральные и социалистические движения, давящие на правящую группировку Гэнро.

    Япония получила свою первую Конституцию в 1889 г. Появился парламент, но Император сохранил свою независимость: он стоял во главе армии, флота, исполнительной и законодательной власти.У Гэнро всё ещё были силы и возможности, и Император Мэйдзи соглашался с большинством их действий. Политические партии пока не имели достаточного влияния в первую очередь из-за конфликтов между их членами.

    Кофликт между Китаем и Японией в отношении Кореи привёл к японо-китайской войне в 1894-95 годах. Японцы победили и захватили Тайвань, но под влиянием Запада были вынуждены вернуть другие территории Китаю. Эти действия подтолкнули японскую армию и флот ускорить перевооружение.
     
  4. Япония в XX веке

    Hовый конфликт интересов в Китае и Манчжурии, на этот раз с Россией, привёл к русско-японской войне в 1904-05 годах. Япония так же выиграла эту войну, завоевав при этом некоторые территории и международное уважение. Позднее Япония усилила своё влияние на Корею и присоединила её в 1910 году. В Японии эти военные успехи привели к небывалому повышению национализма, а за Японией в повышении национальной гордости последовали другие азиатские страны.

    В 1912 году император Мэйдзи умер, и эра правящей группировки Гэнро закончилась.

    Милитаризм и Вторая Мировая война Во время правления слабого императора Тайсё (1912 - 1926) политическая мощь постепенно переходила от олигархической группировки Гэнро к парламенту и демократическим партиям. В Первую Мировую войну Япония присоединилась к союзникам, но сыграла весьма незначительную роль в противостоянии германским войскам в Восточной Азии.

    После войны экономическая ситуация в Японии ухудшилась. Великое Землетрясение в Канто в 1923 году и Всемирный экономический кризис в 1929 только приблизили Японию к краю пропасти.

    Одним из путей решения проблем Японии была территориальная экспансия: после войны западные страны имели колонии по всему миру.

    В 1930-е годы военные установили почти полный контроль над правительством, в то же время сохраняя независимость от него. Многие политические враги были убиты, коммунизм преследовался. Идеологическая обработка и цензура в образовании и средствах массовой информации были ужесточены. Позднее офицеры армии и флота заняли много важных кабинетов и даже пост одного из премьер-министров.

    Целью Японии был Китай. Ранее японское правительство вынуждало Китай совершать экономически и политически невыгодные для него действия; к тому же много японцев эмигрировали в Китай, особенно в Манчжурию.

    В 1931 году Японская армия оккупировала Манчжурию, и в следующие года марионеточное государство Манчжоу-го было названо протекторатом Японии. В том же году Японские ВВС бомбили Шанхай, защищая японцев, живущих в Китае, от антияпонского движения.

    В 1933 году Япония вышла из Лиги Hаций,так как была жёстко критикуема за действия в Китае.

    В июле 1937 года началась вторая японо-китайская война. Hебольшой инцидент перерос в полномасштабные военные действия, причём армия действовала независимо от более умеренного правительства Японии. Японские войска оккупировали целое побережье Китая и зверствовали по отношению к местному населению, особенно после взятия Hанкина. Однако Китайское правительство не сдавалось и война продолжалась до 1945 года.

    Следующим шагом Японии было завоевание юга и установление "Великого Пояса Азиатского Процветания", а также освобождение Северо-Восточной Азии от европейцев. В 1940 году Япония оккупировала французский Индокитай (Вьетнам) и присоединилась к Оси Германии и Италии. Эти действия ускорили разгорание конфликта между Японией, США и Великобританией, устроивших Японии нефтяной бойкот. Поэтому японское правительство решило захватить голландскую Восточную Индию (Индонезию), регион, богатый нефтью, идя на риск развязать войну с США и Великобританией.

    В декабре 1941 года Япония напала на США в Перл-Харборе и за полгода распространила свой контроль на огромную территорию - до границ Индии на западе и Hовой Гвинеи на юге.

    Поворотной точкой в Тихоокеанской войне была битва за Мидуэй в июне 1942 года. После расшифровки перехваченых сообщений японской армии военные силы США смогли победить и нанести армии противника огромный урон. С этого момента союзники постепенно отвоевали все захваченные Японией территории. В 1944 году начались мощная бомбардировка Японии, и в отчаянии японцы начали использовать против союзников лётчиков-самоубийц (камикадзе). Последние сражения шли на Окинаве в 1945 году.

    27 июля 1945 года союзники предложили Японии подписать Потсдамскую Декларацию о капитуляции, угрожая продолжить уничтожение страны. Hо военные министры и не думали сдаваться. Даже после того, как США сбросили две атомные бомбы на Хиросиму и Hагасаки 6 и 9 августа, и после объявления Советским Союзом войны Японии 8 августа.

    Однако 14-го августа более трезвомыслящий император Хирохито принял решение о безоговорочной капитуляции.

    Послевоенный период После Второй Мировой войны Япония была полностью разорена. Все крупные города (исключая Киото), промышленность, транспортные и информационные сети были сильно повреждены. Оккупация Японии силами Союзников началась в августе 1945 года и закончилась в апреле 1952 года. Генерал Макартур был главнокомандующим. Операция оккупации главным образом была разработана США.

    Территория Японии после войны напоминала 1868 год - без Курильских островов, оккупированых Советским Союзом, и островов Рюкю, включая остров Окинава, находящихся под контролем США.

    Остатки японской армии были уничтожены. Заседания Военного Трибунала продолжались до 1948. Свыше 500 военных офицеров совершили самоубийство сразу после капитуляции Японии и сотни других были приговорены к смерти решениями Военного Трибунала. Однако, император Хирохито не был объявлен военным преступником.

    Целью Макартура было установление стабильной демократии. И в 1947 году вступила в силу новая Конституция. Император утрачивал всю свою политическую и военную силу и являлся как бы "символом" государства. Гарантировались всеобщее избирательное право и права человека. Макартур децентрализовал экономику путем разбиения финансовых групп и других крупных компаний, реформировал системы образования и полиции. Земельная реформа устранила крупное землевладение. Кроме того, чётко разделились роли государства и синтоизма. Также Японии было запрещено начинать войны и даже иметь свою армию.

    Военное сотрудничество Японии и созников было выгодным обеим сторонам. Поток критики начал нарастать только после того, как США усилили действия по защите своих интересов в холодной войне: пересмотрев своё отношение к коммунизму, расположили дополнительные военные базы на островах Японии, и принуждали Японию основать собственные силы обороны страны в нарушении Конституции. С другой стороны, многие консервативные японцы поддерживали инициативу пересмотра Конституции.

    Оккупация закончилась с вступлением в силу в 1952 г. мирного договора. Вскоре правящей партии консерваторов под руководством премьер-министра Ёсида было предъявлено обвинение в подрывной деятельности против государства и десятки тысяч человек, приверженцев коммунизма, были смещены с занимаемых ими постов в правительстве, промышленности и прессе.В 1954 г. были основаны Японские Силы Самообороны, и в том же году прошёл крупный показательный парад военной мощи Японии.

    После войны с Кореей экономика Японии быстро восстанавливалась. Уровень экспорта повышался и вскоре дисбаланс в торговых отношениях с партнёрами, особенно с США, привел к конфликту. Экономика росла во многом благодаря политике находящейся в то время у власти Либерально-Демократической Партии (ЛДП). Так же повышался уровень жизни населения. Hо все это обошлось ценой загрязнения окружающей среды.

    Отношения между Японией и Советским Союзом нормализовались в 1956 г., между Японией и Китаем - в 1972 г. В тот же год остров Окинава был возвращён Японии.

    Топливный кризис 1973 года больно ударил по экономике Японии, зависящей от внешних поставок нефти.Япония отреагировала бурным ростом уровня высоких технологий.

    В 80-х Япония продемонстрировала чудеса экономического процветания и стала мировым лидером в области высоких технологий. В начале 90-х в Японии начался экономический и политический кризис, в сущности, продолжающийся по сей день. Однако, это не мешает Японии входить в Большую Восьмерку (семь самых развитых стран мира плюс Россия).
     
  5. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Период Яёй (Яёй дзидай, Yayoi-jidai; 弥生時代) – период японской истории примерно от 500 г. до н. э. до 300 г. н.э.

    Своё название период получил в честь района Токио, где археологи обнаружили первые артефакты и предметы, сохранившиеся с этой эпохи.

    Отличительными характеристиками Яёя являются появление новых стилей в оформлении и производстве гончарных изделий, а также начало интенсивного рисоводства.

    Для определения возраста археологических находок этого периода использовался метод ускорительной масс-спектрометрии (Accelerator Mass Spectrometry), который показал, что обнаруженные глиняные и деревянные изделия были изготовлены примерно в 900-800 гг. до н.э., т.е. на почти 500 лет раньше, чем считалось до этого.

    Особенности культуры периода Яёй

    Самые ранние археологические находки периода Яёй были обнаружены на севере Кюсю. Культура Яёя быстро распространилась на главном острове Хонсю, где пришедшие с материковой части Азии «новички», несмотря на то, что некоторое время они жили рядом с коренными жителями островов, в конечном счёте вытеснили местное население на север.

    Керамика периода Яёй, в отличие от гончарных изделий периода Дзёмон, производилась уже на гончарном круге. Местные мастера уже умели делать зеркала, оружие и бронзовые церемониальные колокола. В I в. до н.э. началось использование сельскохозяйственных орудий.

    Численность населения в период Дзёмон увеличилась, а человеческое общество стало более сложным: люди жили в постоянных домах, построенных из дерева и камня, и умели производить простейшую ткань. Также наблюдалось выделение богачей, увеличивавших свои средства через право собственности на землю и хранение зерна, что способствовало разделению общества на классы. Вожди некоторых общин в различных частях Кюсю, похоже, способствовали и политически управляли торговлей бронзой и другими престижными вещами. Это стало возможным, благодаря привнесению системы ирригационного рисоводства с устья Янцзы в южном Китае через острова Рюкю или Корейский полуостров. Ирригационное рисоводство привело к развитию и росту оседлого аграрного общества в древней Японии.

    Прямое сопоставление скелетов представителей людей Дзёмон и Яёй свидетельствует о том, что два народа существенно отличаются друг от друга. Представители народа Дзёмон, как правило, были ниже ростом с относительно более длинными предплечьями и нижними конечностями, с более крупными глазами, короткими и широкими лицами, с намного более выраженными чертами лиц, в частности, с более выраженными носами. Представители народа Яёя, с другой стороны, были более высокими, с близко посаженными глазами, узкими лицами и плоскими носами. Большинство скелетов периода Кофун, обнаруженных в наше время археологами, за исключением скелетов айну и жителей Окинавы, напоминают по строению скелеты современных японцев. Современные японцы, как считается, являются потомками иммигрантов, смешавшихся с коренными жителями островов, тогда как айну считаются относительно чистыми потомками народа Дзёмон.

    Происхождение людей Яёй

    Как уже отмечалось выше, самые ранние археологические объекты периода Яёй были обнаружены на стоянках Итадзукэ (Itazuke) или Набата (Nabata) в северной части Кюсю. Происхождение культуры Яёя обсуждается уже давно: влияние Китая довольно очевидно – в бронзовом и медном оружии, бронзовых зеркалах (докё, dokyo), колоколах (дотаку, dotaku), а также системе ирригационного рисоводства. Тремя главными символами культуры Яёй были бронзовое зеркало, бронзовый меч и королевская печать.

    В последние годы всё больше археологических и генетических доказательств были обнаружены в восточной части Китая и в западной Японии в подтверждение аргумента о влиянии Китая. В период с 1996 г. по 1999 г. группа во главе с Сатоси Ямагути (Satoshi Yamaguchi), исследователем Национального музея науки Японии, сравнила останки периода Яёй, обнаруженные в префектурах Ямагути и Фукуока, с останками времён династии Ранняя Хань (202 г. до н.э. – 8 г. н.э.), найденными в китайской прибрежной провинции Цзянсу, и обнаружила много общего между черепами и конечностями людей того времени. У двух черепов из провинции Цзянсу были намеренно выдернуты передние зубы – в периоды Дзёмон и Яёй эта практика перешла в Японию. Также генетические образцы, полученные от трёх из 36 скелетов из провинции Цзянсу, имеют сходства в части ДНК с образцами, полученными из скелетов жителей Японии периода Яёй.

    Некоторые учёные пришли к выводу, что корейцы также оказали влияние на культуру японского общества того времени. Это влияние включало в себя «насыпание рисовых полей, новые виды полированных каменный орудий, деревянный сельскохозяйственный инвентарь, железные инструменты, технологию ткачества, керамические сосуды для хранения продуктов, окружение поселений рвами, одомашнивание свиней и др.». Это предположение также подкрепляется тем, что культура Яёя берёт своё начало на северном побережье Кюсю – более близкой к Корее части Японии. А гончарные изделия, обнаруженные в Японии того времени, очень похожи на керамику из Южной Кореи.

    Однако, некоторые утверждают, что быстрый рост населения Японии примерно до 4 млн. человек в период между Дзёмоном и Яёем не может объясняться одной лишь миграцией. Они объясняют увеличение численности населения в первую очередь переходом от охоты и собирательства к оседлому образу жизни с ведением сельского хозяйства, в котором главную роль играло рисоводство. Вполне вероятно, что рис и появившийся впоследствии его культ привели к увеличению численности населения. Несмотря на такую теорию, есть археологические доказательства в поддержку теории о том, что приток иммигрантов с континента, занимавшихся сельским хозяйством, поглотил или вытеснил коренное население, занимавшееся охотой и собирательством.

    Некоторые элементы керамики Яёя ясно свидетельствуют о влиянии керамики предшествующего периода – Дзёмон дзидай. Кроме этого, в период Яёй некоторое время люди жили в землянках того же типа, что и в период Дзёмон. Другими общими чертами являются обтёсанные каменные орудия для охоты, костяные инструменты для рыбалки, браслеты из ракушек, умение лакировать аксессуары и посуду.

    На сегодняшний день теория о том, что люди Яёя вобрали в себя местное население, а также переселенцев из Китая и Кореи, является наиболее широко распространённой в Японии и представлена в большинстве японских учебников.

    Появление Ва в китайских исторических текстах

    Наиболее ранние записи о людях из Японии принадлежат китайским источникам того периода. «Ва» («Wa», 倭) – это японское произношение раннего китайского названия Японии – впервые упоминается в 57 г. н.э. В «Книге Поздней Хань» («Хоу-Хань Шу», 後漢書) содержится упоминание, что правитель страны На получил золотую печать от императора китайской династии Поздняя Хань. Сама печать была обнаружена в северной части Кюсю в XVIII в. Также страна Ва упоминается в 257 г. в «Хрониках Вэй» («Вэй чжи», «Wei zhi», 魏志), являющихся частью «Истории трёх царств» («Сан-Го-Чжи», «San Guo Zhi»). Полное название древней Японии с китайского можно перевести как «Страна рабов Ва» (倭奴國), что может быть связано с тем, что на данном отрезке времени вследствие расслоения общества на японских островах действительно появились первые рабы.

    Историки раннего Китая описывают Ва как землю сотен разрозненных племенных общин, между которыми шли невиданные в прошлом периоде военные конфликты. По имеющимся археологическим свидетельствам также можно предположить, что в этот период вспыхнули частые конфликты между различными поселениями, поскольку многие населённые пункты обносились рвами с водой или строились на вершинах холмов. К тому же раздробленность описывается и в «Нихонги», частично мифологическом, частично историческом произведении, описывающем историю Японии с 660 г. до н.э. Плюс ко всему на городище в Ёсиногари были обнаружены захороненные человеческие кости, среди которых не было черепа, а по всей прибрежной зоне внутреннего моря в могилах часто находили наконечники стрел.

    В III в. в китайских источниках было упомянуто, что люди Ва питались сырой рыбой, овощами и рисом, подавая их на бамбуковых подносах (также подносы изготавливались и из других деревьев), хлопали в ладоши во время религиозных обрядов (этот обычай ещё сохранился в наше время) и сооружали земляные валы вокруг селений. Кроме того в обществе того времени поддерживались отношения вассал-сюзерен, собирались налоги, организовывались хранилища зерна и рынки, а также носили траур по усопшим.

    Яматайкоку

    «Хроники Вэй» впервые упоминают о Яматайкоку (Yamataikoku) и королеве Химико (Himiko) в III в. По данным летописи, Химико заняла престол Ва в качестве духовного лидера после крупной гражданской войны. Её младший брат занимался практическими делами государства, в том числе и дипломатическими отношениями с китайским царством Вэй – так это отражено в «Хрониках Вэй». На вопрос об их происхождении, заданном послами Вэй, люди Ва ответили, что они являются потомками великого правителя Ву по имени Тайбо (Tàibó), который являлся исторической личностью из царства Ву (吳國), расположенного вокруг дельты реки Янцзы в Китае.

    Местонахождение Яматайкоку и личность королевы Химико на протяжении многих лет подвергались изучению. Существуют два возможных местоположения Яматайкоку: в Ёсиногари (Yoshinogari), префектура Сага, или в Макимуку (Makimuku), префектура Нара. Учёные пришли к консенсусу, заключив, что центр королевства располагался вокруг двух этих местностей, а последние археологические изыскания, проведённые в Макимуку, свидетельствуют о том, что Яматайкоку располагалось в этом районе. Некоторые учёные также предполагают, что Хасинака-кофун (Hashihaka kofun) в Макимуку является могилой Химико. Вокруг Химико, её вклада в управление страной, а также влияния на Ямато в следующем периоде Кофун не прекращаются споры.
     
  6. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Кофун дзидай: период курганов

    Слово «кофун» в переводе с японского означает «курган», так что данный отрезок времени можно с полным правом называть «периодом курганов». Кофун дзидай следует за периодом Яёй, а следующим после него является период Асука. Очень часто Кофун дзидай и Асука дзидай объединяют в единый период под названием Ямато, однако оба периода имеют определённые культурные различия.

    aleit.ru_for_content_kofun_japan_kofun_01.jpg

    Так период Кофун характеризуется анимистической культурой, существовавшей до внедрения буддизма. С политической точки зрения период характеризуется появлением двора Ямато и его расширением посредством экспансии от Кюсю до Канто. Кроме того, период Кофун является самым древним периодом закреплённой в источниках истории Японии. Однако, хронология исторических источников этого периода очень искажена, а исследования требуют преднамеренной критики и помощи археологии.

    Археологические записи и древние китайские источники свидетельствуют, что до 300 г. до н. э. японские племена не объединялись воедино, а также до этого времени не было никаких контактов между западной Японией и Кореей или Китаем.

    Курганы периода Кофун

    Кофун («kofun», 古墳; «старое захоронение», «старый курган») определяется как курган, воздвигнутый для представителей правящего класса. Эти курганы строились на протяжении III-VII вв. и связывались с богатыми погребальными ритуалами, некоторые из них окружались рвами. Внутри курганов находились большие каменные гробницы.

    Ранние кофуны имеют простую форму – круга или квадрата, – но с течением времени стали сооружаться курганы более сложного вида, например, некоторые из них объединяли в себе две фигуры: два круга, круг и четырёхугольник, два четырёхугольника. Классическим курганом стал кофун, по форме напоминающий замочную скважину (т.е. объединяющий фигуры круга и четырёхугольника). Такие курганы распространились по большей части японских островов и называются «дзэнпо коэфун» (前方後円墳).

    Размеры кофунов колеблются от нескольких метров до 400 м в длину.

    Развитие строительства кофунов

    Самый старым японским кофуном считается курган Хокэнояма (Хокэнояма-кофун; Hokenoyama Kofun), расположенный в Сакурае (префектура Нара) и датирующийся концом III в. В районе Макимуку наиболее ранние дзэнпо коэфуны, т.е. кофуны в виде замочных скважин, датируются началом IV в., в их число входят Хасихака-кофун (Hashihaka Kofun) и Сибуя Мукайяма-кофун (Shibuya Mukaiyama Kofun).

    Тенденция сооружения курганов именно такой формы распространилась из Ямато до Кавати (где располагается такой крупный курган как Дайсэнрю-кофун (Daisenryō Kofun)), а оттуда разошлась по всей стране, за исключением региона Тохоку в V в. Курганы в виде замочных скважин сооружались в то время в конфедерации Кая на Корейском полуострове. Вопрос, где находится «родина» курганов – сооружались ли они первоначально в Кае и были «завезены» в Японию, или же это в конфедерации, вдохновившись японской культурой, стали хоронить своих вождей в кофунах – до сих пор обсуждается учёными.

    В конце VI в. кофуны сооружать перестали, что, вероятно, связано с реформами, проведёнными двором Ямато, и появлением буддизма. Двумя последними выдающимися кофунами являются Имасиродзука-кофун (Imashirozuka kofun) длиной 190 м в Осаке, который считается могилой императора Кэйтая (Keitai), а также Иватояма-кофун (Iwatoyama kofun) длиной 135 м в Фукуоке, который считается могилой Иваи (Iwai), давнего политического соперника Кэйтая.

    Двор Ямато

    Хотя обычно сроком появления двора Ямато называется 250 г. н. э., фактическое начало является спорным. Начало правления кланов Ямато также связано со спорами о Яматайкоку и его падением. Несмотря на это, в целом учёные солидарны, что лидеры Ямато управляли государством до IV в.

    Следует отметить, что кланы Ямато можно называть доминирующими на территории всей южной части Японии только в VI в., а до этого момента местные власти обладали региональной автономией на протяжении всего «правления» Ямато. В особенности это касается Киби (Kibi; нынешняя префектура Окаяма), Идзумо (Izumo; префектура Симанэ), Коси (Koshi; префектуры Фукуи и Ниигата), Кэну (Kenu; север Канто), Тикуси (Chikushi; север Кюсю) и Хи (Hi; центр Кюсю).

    С другой стороны, согласно «Шицзин» («Книга песен», «Shi Jing»; 诗经, 詩經) отношения Ямато с Китаем, скорее всего, завязались в конце IV в.

    Государство Ямато, которое появилось в конце V в., отличалось мощными родовыми группами (кланами) «годзоку» («gōzoku», 豪族), во главе которых стояли старейшины – главы рода – «удзиками» («ujikami», 豪族), выполнявшие в честь ками-покровителей рода священные обряды, обеспечивая тем самым долгосрочное благополучие каждому клану. Управление всеми кланами в свою очередь осуществляли члены аристократии и царственной линии, которые контролировали двор Ямато.

    Некоторые западные учёные иногда называют Кофун дзидай периодом Ямато, поскольку в конце этого периода вождь именно этого клана стал основоположником императорской династии.

    В конечном счёте власть Ямато распространилась на кланы Кюсю и Хонсю, а название «Ямато» стало синонимом обозначения всей Японии. Основываясь на китайской модели, правители Ямато приступили к разработке центрального государственного аппарата и императорского двора, а также переняли китайские иероглифы. При этом постоянной столицы в государстве не было.

    Японские правители того времени даже обращались к китайскому двору для подтверждения своих правительственных полномочий. Двор Ямато также связан с конфедерацией Кая, которая в японском языке носила названием Мимана (Mimana). В частности, сходства между ними были выявлены посредством изучения курганов: выяснилось, что, к примеру, одежда захороненных в кофунах вельмож Каи походила на одежды вельмож Ямато, и наоборот.

    Основываясь на «Кодзики» и «Нихонсёки», японские историки движения «кокугаку» («изучение [культуры] страны» - национальное движение периода сёгуната Токугава, пытавшееся противопоставить засилью китайско-неоконфуцианских теорий самобытность японской культуры и истории) утверждали, что Кая была колонией Ямато. В настоящее время эта теория широкими слоями учёных отвергается. Скорее всего, эти государства в какой-то степени были данниками китайских династий.

    Однако, китайские учёные указывают на «Книгу песен» династии Лю Сун, написанную китайским историком Шэнь Юем (441-513), представляющую Японию как сюзерена конфедерации Кая. Однако, такое толкование широко отвергается даже в Японии, поскольку нет никаких доказательств японского правления в конфедерации Кая или любой другой части Кореи того времени. Ещё больше осложняет ситуацию «Нихонги», указывающая, что предками-основателями Ямато были корейцы.

    Территориальная экспансия Ямато

    Помимо археологических находок, свидетельствующих о местных правителях в провинции Киби как о важных соперниках Ямато, легенда о принце Ямато Такэру (Yamato Takeru), жившем в IV в., указывает на границы Ямато и поля сражений тех времён. Граница Ямато, безусловно, располагалась ближе к провинции Идзумо (сегодня это восточная часть префектуры Симанэ). Ещё одна граница, на Кюсю, по-видимому, проходила к северу от сегодняшней префектуры Кумамото.

    Легенда гласит, что в восточной части Хонсю располагались земли, «народ которых не повиновался императорскому двору». Именно на борьбу с ними был направлен Ямато Такэру.

    Противники же Ямато могли располагаться как достаточно близко к центру государства, так и достаточно далеко от него. Сегодня провинция Кай (современная префектура Яманаси) упоминается в качестве одного из мест, где принц Такэру останавливался во время своего военного похода.

    Северная граница тех лет также обрисовывается в «Кодзики» в легенде о походе «сидо сёгунов» («воевод четырёх дорог», «shido shogun»; 四道将軍). Один из четырёх сёгунов, Обико (Ōbiko), отправился на север в Коси, а его сын, Такэ Нунакававакэ (Take Nunakawawake), - на восток. Затем отец повернул с севера на восток, а его сын отправился на север, после чего они наконец встретились в Айдзу (нынешняя западная Фукусима). Несмотря на то, что сама легенда с историей, скорее всего, мало связана, Айдзу находится довольно близко к южной части Тохоку, где по состоянию на конец IV в. располагалась северная оконечность культуры Кофун.

    О-кими

    Период Кофун является важнейшим этапом эволюции Японии к более целостному и признанному государству. В этот период появляется высшая аристократия, а «у руля» страны встают военные. Большей частью общество развивалось в регионе Кинай и восточной части побережья внутреннего моря.

    Правители Японии того времени всё так же обращались к китайскому двору для подтверждения своего статуса. Несмотря на то, что правители дипломатически назывались «царями», на территории своего государства в то время они именовались «о-кими» («okimi»; грубо говоря, «великий царь»).

    Надписи на двух мечах – из курганов Инарияма (Inariyama) и Эта-Фунаяма (Eta Funayama) – гласят: «Амэ-но сита сиросимэсу» («Amenoshita Shiroshimesu», 治天下; «правящий Небом и Землёй») и «О-кими», что, как считается, отражало статус их владельца. Эти надписи также свидетельствуют о том, что правители того времени утверждали своё право на трон посредством своего якобы божественного происхождения. Титул «Амэ-но сита сиросимэсу о-кими» использовался вплоть до VII в., после чего его сменил титул «тэнно» («tenno»; «император»).

    Кланы Ямато

    Многие из местных вождей и вождей кланов, составлявших управленческий аппарат Ямато, утверждали, что происходят от императорской семьи или племенных богов. Археологические раскопки подтверждают наличие таких кланов: например, на мече из кофуна в Инарияме были выведены имена всех предков его носителя, ведущего свою родословную от Обико (Ōbiko, 大彦), который записан в «Нихонсёки» в качестве сына императора Когэна (Kōgen). С другой стороны, имелся ряд кланов, имевших корни в Китае и на Корейском полуострове.

    В V в. клан Кадзураки (Kazuraki, (葛城氏), выводивший свой род от легендарного внука императора Когэна, был одним из наиболее могущественных придворных кланов и роднился с императорской семьёй. В конце V в. могущество клана пошло на убыль и его место временно занял клан Отомо (Ōtomo). Когда, не указав хоть сколь-нибудь явно наследника, скончался император Бурэцу (Buretsu), Отомо-но Канамура (Otomo no Kanamura) порекомендовал в качестве нового монарха императора Кэйтая, бывшего в то время весьма далёким императорским родственником и проживавшего в Коси (нынешняя префектура Фукуи).

    Но после провала дипломатической политики Канамуре пришлось выйти в отставку и императорский двор в начале периода Асука стали контролировать кланы Мононобэ (Mononobe) и Сога (Soga).

    Общество периода Кофун

    Торай-дзин

    Словом «торай-дзин» («torai-jin», 渡来人) в период Кофун называли иммигрантов из Китая и Кореи, которые привнесли в Японию многие аспекты китайской культуры. Ценя их знания и культуру, правительство Ямато весьма ценило торай-дзинов и организовало для них преференциальный режим.

    Китайская миграция

    aleit.ru_for_content_kofun_japan_kofun_02.jpg

    В соответствии с «Синсэн Сёдзироку» («Shinsen-Shōjiroku», 新撰姓氏録; «Новое уложение семей и родов»), многие китайские иммигранты имели значительное влияние на территории тогдашней Японии. В официальном выпуске генеалогического справочника императорского двора Ямато, в котором также были записаны 163 китайских клана, содержалось в общей сложности 815 семей.

    Согласно «Нихонги», клан Хата (Hata), в состав которого входили потомки Цинь Шихуана, прибыл в Ямато в 403 г. (14-й год [правления] Одзина), управляя людьми из 120 провинций. По данным «Синсэн Сёдзироку», во времена правления императора Нинтоку (Nintoku) клан Хата рассредоточился по различным провинциям и занимался шелководством, поставляя шёлк для императорского двора. Также при дворе Ямато было создано министерство финансов, во главе которого встал Хата Оцутити (Hata Otsuchichi; 秦大津父).

    В 409 г. (20-й год Одзина) Ати-но Оми (Achi-no-Omi), родоначальник клана Ямато-Ая (Yamato-Aya), также прибыл в Японию вместе с людьми из 17 провинций. По данным «Синсэн Сёдзироку», Ати получил разрешение на жительство в провинции Имаки (Imaki).

    Клан Кавати-но Фуми (Kawachi-no-Fumi), потомки Гаоцзу (Gaozu; император Гао) из Хань (Han), представляли аспекты китайского письма при дворе Ямато.

    Клан Такамуко является потомками Цао Цао (Cao Cao). Такамуко-но Куромаро (Takamuko-no-Kuromaro) отвечал за реформы Тайка.

    Элементы китайской культуры, принесённые в Японию во времена периода Кофун, очень важны.

    Корейская миграция

    Среди множества корейских мигрантов, перебравшихся в Японию в IV в., некоторые стали основателями японских кланов. Согласно «Нихонги», наиболее древней записью об иммигрантах из Силлы является запись об Амэ-но Хибоко (Amenohiboko), легендарном «князе» королевства Силла, который перебрался в Японию в эпоху правления императора Суинина (Suinin), возможно в III-IV вв. По иронии судьбы, в «Нихонги» Амэ-но Хибоко описывается как предок по матери императрицы Дзингу (Jingū), одна из легенд о которой сообщает, будто Дзингу завоевала Силлу. Легенда выглядит весьма спорной, поскольку Дзингу, как сообщается, жила во II-III вв. и, как предполагается, скончалась в 269 г. н. э.

    С другой стороны, в число корейских иммигрантов входили также члены королевской семьи Пэкче. Король Пэкче по имени Мурён (Muryeong) родился в Японии в 462 г. и оставил здесь своего сына. В царствование императора Одзина король Пэкче Кынчхого (Geunchogo) направил к японскому двору множество подарков и учёных.

    Согласно книге «Синсэн Сёдзироку», составленной в 815 г., в общей сложности 154 из 1182 семей знати в Кинае, что острове Хонсю, считаются людьми с корейской родословной. В частности, в реестре упоминаются 104 таких семьи из Пэкче, 41 – из Когурё, 6 – из Силлы, и 3 – из конфедерации Кая. Возможно, это могли быть семьи, перебравшиеся на острова в 356-645 гг.

    Язык

    Китайские, корейские и японские жители записывали слова, преимущественно, китайскими иероглифами, что делает трудно отслеживаемым оригинальное произношение тех или иных слов. Тогда как для коренных японцев этого периода письмо и литературные навыки иммигрантов по большей части остались неизвестными, для местной знати они, как представляется, приобретали всё более и более высокое значение.

    Так, меч из кофуна в Инарияме, откованный в Китае ориентировочно в 471 или 531 гг., несёт на себе именно китайские иероглифы, написанные принятым в Китае стилем, что ведёт к слухам о том, что его собственник, хоть и утверждал, что является японским аристократом, возможно, на самом деле был иммигрантом.

    Лошади в культуре Японии

    Китайские хроники отмечают, что на японских островах лошадей не было, и первое упоминание о них было сделано в правление императора Нинтоку – скорее всего, эти особи были завезены китайскими или корейскими иммигрантами.

    Согласно «Нихонсёки», лошадь является одним из сокровищ, подаренных королём Силлы императрице Дзингу. Там же утверждается, что корейцы были предками императрицы, но при этом и «Нихонсёки», и китайские хроники, касающиеся Японии, довольно сложно интерпретировать однозначно.

    Помимо лошадей, китайские и корейские иммигранты, упоминающиеся в древней японской истории, принесли с собой шелководство, ткачество, а также ирригационное рисоводство.

    aleit.ru_for_content_kofun_japan_kofun_03.jpg

    Кавалеристы того времени носили доспехи, имели при себе мечи и другие виды оружия, а также использовали передовые военные методы, как и на северо-востоке Азии. В качестве доказательств этих достижений рассматриваются глиняные фигурки «ханива» («haniwa»; досл. «глиняный круг»), которые были обнаружены в тысячах кофунов, разбросанных по всей Японии.

    Наиболее важные ханива были обнаружены в южной части Кюсю, в особенности в районе Кинай возле Нары, и на севере Кюсю. Найденные фигурки представляли собой лошадей, кур, птиц в целом, веера, рыбу, оружие, дома, щиты, подушки, мужчин и женщин. Также вместе с представителями императорского дома хоронили магатамы («magatama») – своего рода амулеты, считавшиеся одним из символов власти императоров (двумя другими были священный меч и восьмигранное зеркало).

    Значительная часть культуры периода Кофун едва отличима от культуры современной южной части Корейского полуострова, что свидетельствует о том, что Япония поддерживала тесные политические и экономические контакты с континентальной Азией (особенно с династиями южного Китая) через Корею. К примеру, бронзовые литые зеркала, имеющие одинаковую форму, были обнаружены на обеих сторонах Цусимского пролива.

    Переход к периоду Асука

    С приходом на территорию Японии буддизма в VI в. период Кофун уступил место периоду Асука. Официально новая религия появилась здесь в 538 г., ставшему началом новой эпохи. Кроме того, после объединения Китая под руководством династии Суй позже в том же столетии, Япония находилась под сильным влиянием китайской культуры и, следовательно, вступила в новую культурную эпоху.

    Отношения между двором Ямато и корейскими царствами

    Согласно «Книге песен», в 421 г. китайский император назначал первых «пятерых царей Ва» на должность правителя Силлы, но тут несколько смущает тот факт, что согласно «Нихонги», иммигранты из Силлы являются прародителями японского правящего класса. В результате, понять, какие отношения между странами были в прошлом, довольно трудно.

    Также, как уже упоминалось, похоронные обычаи Когурё значительно повлияли на аналогичную культуру в Японии. Появившиеся в Японии в V в. (и позднее) украшенные росписями гробницы напрямую связаны с Корейским полуостровом – в кургане Такамацудзука (расположен в современной префектуре Нара) на одной из стен изображена женщина, одетая в характерную одежду – аналогичные росписи были обнаружены на стенах гробниц династии Тан, а также Когурё.

    Кроме того, в тот же период в Японию пришла китайская астрология.

    Китайские и корейские исторические хроники о Японии

    Согласно «Книги песен», император Китая даровал военный суверенитет над Силлой (Silla), Чхинханом (Jinhan), Имной (Imna), Каей (Gaya) и Маханом (Mahan) владетелю Ва по имени Сай (Sai). Однако, эта теория отвергается даже в Японии, поскольку нет никаких доказательств правления Японии в Кае или других частях Кореи.

    После смерти царя Ва по имени Ко (Kō), его младший брат Бу (Bu) занял трон и добавил к списку протекторатов в своём официальном титуле означенные выше королевства Кореи - с дозволения китайского правителя, конечно же. Однако, на деле подобного рода информация ничем не подкреплена.

    Согласно «Суй шу» («Suīshū», «История династии Суй»; 隋書, 隋书), в определённый момент Силле и Пэкче потребовалась помощь государства Ямато для продолжения военной кампании. Согласно «Самгук саги» («Samguk Sagi», «Хроники Трёх Королевств»), Пэкче и Силла направили своих князей в Ямато в качестве заложников в обмен на военную поддержку уже начатой кампании: король Пэкче Асин (Asin) в 397 г. послал в Ямато своего сына Чхончжи (Jeonji), а король Силлы в 402 г. отправил своего отпрыска Мисахына (Misaheun). Соответственно, эти записи также ставятся под сомнение, учитывая предполагаемое корейское происхождение японских правителей.

    Единственное из того, что написано в «Суй шу», не подлежит сомнению, это то, что Силла и Пэкче в период Кофун очень высоко ценили отношения с Ва (Японией) и предприняли множество дипломатических усилий для поддержания хороших отношений с японцами. В обмен Япония получила передовые «ноу-хау» из Кореи.
     
  7. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Асука дзидай: от «Ва» к «Нихон»

    Асука дзидай (Asuka jidai, 飛鳥時代) – период в японской истории продолжительностью от 538 г. до 710 г. (или, согласно другим источникам, 592-645 гг.).​

    Период Асука получил своё название по наименованию долины, расположенной примерно в 25 км к югу от современного города Нара, где в то время находился местный политический центр. Этот период также известен своими значительными художественными, социальными и политическими преобразованиями, корни которых кроются ещё в периоде Кофун, но на которые при этом оказало сильное влияние пришествие из Кореи буддизма.

    Также период Асука примечателен тем, что в это время меняется название страны: с Ва (Wa, 倭) на Нихон (Nihon, 日本).

    С точки зрения искусства в данном периоде можно выделить два подпериода: непосредственно период Асука (до реформ Тайка), в котором в страну была привнесена ранняя буддийская культура, а также было заметно влияние Северной Вэй и Пэкче, и период Хакухо (после реформ Тайка), в котором больше проявилось влияние династий Суй и Тан.

    Название периода

    Термин «Асука дзидай» впервые был использован для описания этого периода в истории японского изобразительного искусства и архитектуры. Он был предложен в районе 1900 г. учёными в области искусства Сэкино Тадасу (Sekino Tadasu, 関野貞) и Окакурой Какудзо (Okakura Kakuzō). При этом Сэкино ограничивал период Асука окончанием реформ Тайка (646 г.), тогда как Окакура «продлевал» его до размещения постоянной столицы в Хэйдзё (Heijō), т.е. в современной Наре (Nara).

    Хотя историки обычно используют датировку Окакуры, многие исследователи истории искусства и архитектуры предпочитают датировку Сэкино и используют термин «период Хакухо» (Hakuhō, 白鳳時代) для обозначения последующего периода.

    Государство Ямато

    Государство Ямато, которое появилось в конце V в., отличалось мощными родовыми группами (кланами) «годзоку» («gōzoku», 豪族), во главе которых стояли старейшины – главы рода – «удзиками» («ujikami», 豪族), выполнявшие в честь ками-покровителей рода священные обряды, обеспечивая тем самым долгосрочное благополучие каждому клану. Управление всеми кланами в свою очередь осуществляли члены аристократии и царственной линии, которые начали контролировать двор Ямато в начале периода Асука.

    В конечном счёте власть Ямато распространилась на кланы Кюсю и Хонсю, а название «Ямато» стало синонимом обозначения всей Японии. Основываясь на китайской модели, правители Ямато приступили к разработке центрального государственного аппарата и императорского двора, а также переняли китайские иероглифы. При этом постоянной столицы в государстве не было.

    Появление в Японии буддизма

    Распространение буддизма на территории Японии началось с 538 г., когда из Пэкче прибыло посольство с предложением о принятии новой религии. Клан Сога, рассматривавший королевства Кореи как торговых партнёров, а не как объект возможной территориальной экспансии, выступил в пользу принятия буддизма, тогда как, к примеру, семья Накатоми (Nakatomi), отвечавшая за отправление при дворе синтоистских ритуалов, этому решительно воспротивилась. Военный клан Мононобэ (Mononobe) также был против, считая, что нужно отстаивать свои прерогативы и противостоять чужеродному влиянию буддизма. Противостояние между кланами Сога и Накатоми длилось больше века.

    Во время реформ Тайка в одном из эдиктов было запрещено возведение больших кофунов, а также в зависимости от социального статуса регулировались размер и форма кургана. В результате кофуны хоть и стали меньше, но при этом отличались проработанными фресками. Украшения и роспись этих курганов свидетельствуют о распространении в стране даосизма и буддизма, а наиболее известными среди них являются кофуны Такамацудзука (Takamatsuzuka) и Китора (Kitora).

    С расцветом периода Асука использование кофунов для императорской семьи и других аристократов сократилось из-за пришедших новых буддийских верований, переместивших центр внимания на быстротечность человеческой жизни. Простолюдины и элита из отдалённых районов, однако, продолжали сооружать кофуны до конца VII в., но попроще.

    Влияние даосизма

    Даосизм также появился в Японии в течение периода Асука: в середине VII в. по приказу императрицы Саймэй (Saimei) на горе Тономинэ (Tōnomine, 多武峯談山) был построен даосский храм. Восьмигранные гробницы монархов того времени и небесные карты в кофунах Китора и Такамацудзука отражают даосскую космологию.

    Можно также утверждать, что новый титул японского монарха – «тэнно» («император») – происходит от имени верховного бога даосов, которого звали Великий Царственный Господин Неба – Тянь-хуан-да-ди, или Тэнко тайтэй (tenkō taitei, 天皇大帝).

    В конечном счёте, даосская вера была объединена с синто и буддизмом, в результате чего на свет появились новые стили ритуалов. Одним из плодов этих религиозных смесей является онмёдо – специфическое учение, в основе которого лежат гадания по «Книге перемен» («И-Цзин»), традиционная астрология и магия. Название учения сложилось из японских обозначений для «ян» («ё», «мё») и «инь» («ин», «он»).

    Хотя период Асука начался с конфликта между религиозными убеждениями разных кланов, к концу периода привнесённые религии соединились с коренными народными верованиями в единое целое.

    Клан Сога и Сётоку-тайси

    Победа клана Сога, выступавшего за введение буддизма, над кланом Мононобэ усилила политические позиции первого: клан Сога породнился с императорской семьёй, поставляя жён правящему роду, и в 587 г. Сога-но Умако (Soga no Umako), глава клана, оказался настолько могущественен, чтобы посадить на трон своего племянника, впоследствии убить его и заменить императрицей Суйко (Suiko; 593-928 гг.). Суйко стала первой из восьми императриц, правивших Японией, но при этом она была лишь ширмой для Умако и своего сына – принца-регента Сётоку-тайси (Сётоку Тайси; 574-622 гг.).

    Принц Сётоку, признанный в качестве великого политического деятеля тех времён, был набожным буддистом и хорошо читал по-китайски. Он находился под влиянием конфуцианских догматов, в том числе и под влиянием «мандата Неба» (или «Небесного мандата»), в котором говорится, что сюзерен осуществляет управление государством с пожелания высшей силы.

    Под руководством Сётоку были приняты конфуцианские модели рангов и этикета, а также Основной закон из семнадцати статей, предписывающий нести в общество гармонию как её понимает конфуцианство. Кроме того, Сётоку перенял китайский календарь, построил множество буддийских храмов, приказал составить придворные хроники – «Хроники императорского дома» («Тэнноки») и «Хроники государства» («Кокки»), разработал систему торговых дорог, направил в Китай своих подданных для изучения буддизма и конфуцианства, а также в качестве главы посольства отправил монаха Оно-но Имоко (Ono no Imoko). Всего в VII в. в Китай из Ямато были отправлены семь официальных миссий: некоторые из них длились по двадцать или более лет, а многие из вернувшихся членов миссий стали выдающимися реформаторами.

    Стремясь встать на один уровень с китайским императором, Сётоку написал ему письмо со следующими словами: «Сын Неба, правящий в Стране восходящего солнца, посылает это письмо Сыну Неба, правящему в Стране заходящего солнца».

    Некоторые учёные утверждают, что смелый шаг Сётоку создал прецедент – Япония перестала занимать «подчинённое» положение по отношению к Китаю [3]. Отношения подобного рода продолжились только после поражения корейского королевства Силла в борьбе с династией Тан (см. ниже), а также в XV в. Асикага Ёсимицу (Ashikaga Yoshimitsu), восстановив торговлю с Китаем, признал зависимость своего правительства от китайского императора. За это ему был дарован титул «короля Японии».

    В результате, в этот период истории Япония была государством, правители которого не получили титулов со стороны китайских династий, хотя и отправляли подношения («юко-муфу», «yūkō-mufū», 有貢無封). При этом с китайской точки зрения, класс (или позиция) Японии в этот период был понижен по сравнению с предыдущими веками, когда японские короли получали титулы от китайских императоров. С другой стороны, Япония ослабила политические отношения с Китаем и впоследствии создала чрезвычайные культурные и интеллектуальные связи.

    Реформы Тайка и система рицурё

    Реформы Тайка

    Примерно через двадцать лет после смерти Сётоку Тайси (в 622 г.), Сога-но Умако (в 626 г.) и императрицы Суйко (в 628 г.), придворные интриги за право наследования привели к дворцовому перевороту, который произошёл в 645 г. и был направлен против узурпаторства клана Сога.

    Восстанием руководили принц Нака-но Оэ (Naka no Ōe) и Накатоми-но Каматари (Nakatomi no Kamatari), которые захватили контроль над двором и осуществили в 645 г. реформы Тайка. «Тайка» в переводе с японского языка означает «Великие перемены». Переворот же, который привёл к реформам, обычно называют инцидентом Исси («Исси-но хэн», «Isshi no hen», 乙巳の変) – по названию 645 г. в китайском календаре.

    В основу реформ было положено «цивилизованное» китайское законодательство: японцы переняли у своих соседей с материковой Азии гражданские («рицу», «ritsu», 律) и административные («рё», «ryō», 令) законы, видоизменив их и приспособив к своим нуждам. Так появилась система «рицурё» («ritsuryō»).

    Реформы Тайка под влиянием китайской практики начались с перераспределения земли, что было направлено на прекращение существующей системы землевладения разрозненными кланами и их контроля над территориями и профессиональными группами. То, что раньше называлось «частными землями и частными людьми», теперь стало «государственными землями и государственными людьми» («kōchi kōmin», 公地公民), а двор пытался утвердить свой контроль над всей Японией.

    Земля при этом не являлась наследственной и возвращалась государству после гибели владельца. Наследственные титулы вождей кланов были упразднены. Появились налоги на урожай, шёлк, хлопок и другие ткани, нити и другие товары. Также для консультирования правителя страны были созданы следующие должности: Левый министр, Правый министр и Главный министр.

    Страна была поделена на 60 провинций, которыми правили наместники, назначаемые двором, а сами провинции делились на уезды и деревни. Нака-но Оэ был присвоен титул наследного принца, а Каматари в знак признания его великих заслуг перед троном получил новую фамилию – Фудзивара. Фудзивара-но Каматари (Fujiwara no Kamatari) стал первым в длинной веренице придворных аристократов.

    Другим нововведением стало использование названия Нихон (Nihon, 日本), или временами Дай Ниппон (Dai Nippon, «Великая Япония»), в дипломатических документах и хрониках.

    В 662 г. после правления своего дяди и матери Нака-но Оэ занял трон под именем императора Тэндзи, впервые приняв титул «тэнно» («небесный монарх», «император»). Этот новый титул был призван укрепить значимость клана Ямато и подчеркнуть божественное происхождение императорской семьи в надежде удержать её над политическими дрязгами, как, например, теми, что были инспирированы кланом Сога. При этом внутри самой императорской семьи борьба за трон продолжилась во время войны Дзинсин (Jinshin). Брат Тэндзи, ставший следующим императором Тэмму (Temmu), продолжил политику своего предшественника, укрепляя положение императора.

    Система рицурё

    Система рицурё была кодифицирована в несколько этапов. Первым кодексом стал кодекс Оми (Ōmi), названный по наименованию дворца императора Тэндзи. Кодекс Оми был обнародован в 668 г. Второй кодекс – кодекс Асука Киёмихара (Asuka Kiyomihara) – был представлен императрицей Дзито в 689 г. и получил своё название в честь дворца покойного императора Тэмму.

    Дальнейшее расширение и укрепление система рицурё получила в 701 г. в кодексе Тайхо (Taihō), который с некоторыми изменениями просуществовал до 1868 г. Считается, что гражданский кодекс («рицу») был скопирован с китайской модели, а административный кодекс («рё») был видоизменён с учётом местных реалий. При этом ряд учёных утверждает, что он в определённой степени основывался на китайских источниках.

    Кодекс Тайхо предусматривал в случае преступлений наказания по конфуцианской модели (лёгкие вместо суровых), а также систему административного управления по китайскому образцу, включавшую Дзингикан (Jingi-kan), Кабинет божественных дел (в других вариантах - Департамент почитания), ведавший синтоистскими и придворными ритуалами, и Дайдзёкан (Daijō-kan), Высший Государственный совет.

    Несмотря на то, что экзаменационная система китайского образца при принятии на гражданскую службу не была перенята, для подготовки будущих бюрократов было создано Дайгаку-рё (Daigaku-Ryō, 大学寮), Управление образования, основывающееся на конфуцианской классике. Традиции на этот раз обошли систему и аристократическое происхождение по-прежнему являлось основным требованием для повышения в должности, а сами должности скорее передавались по наследству.

    Среди создателей кодекса Тайхо был Фудзивара-но Фухито (Fujiwara no Fuhito), сын Накатоми-но Каматари (Nakatomi no Kamatari). Также согласно историческому труду «Сёку Нихонги» («Shoku Nihongi»), двумя из 19-ти членов редакционного комитета, занимавшегося кодексом Тайхо, были китайские священники Сёку-Сюгэн (Shoku-Shugen) и Сацу-Кокаку (Satsu-Koukaku). Также они выступили в качестве лингвистов и получили две награды от императрицы Дзито.

    Отношения с внешним миром

    С 600 по 659 гг. Япония направила семь миссий ко двору династии Тан, но в последующие 32 года, когда в Японии разрабатывались своды законов, основанные на китайских текстах, ни одной миссии отправлено не было, хотя формально Япония оставалась вассалом Китая. При этом, хотя Япония свернула свои дипломатические отношения с Китаем, она отправила 11 своих представителей в Силлу, которая в свою очередь, как записано в «Нихонсёки», направила в Японию 17 посольств во времена правления императора Тэмму и императрицы Дзито.

    Между правящими классами Ямато и Пэкче установились дружеские отношения, Япония поддерживала корейское королевство в его борьбе с Силлой и Когурё, в связи с чем направила в 660-663 гг. свои войска на помощь против вторжения Силлы и китайской Тан.

    Также хорошим отношениям Японии и Трёх королевств Коре способствовало то, что в качестве альтернативы путешествию в Китай многие корейские священники были направлены в Японию. В частности, священник Хеджа (Hyeja), пришедший из Когурё, стал наставником принца Сётоку.

    Однако, войска, отправленные на помощь Пэкче, были разгромлены объединёнными китайскими войсками и войсками Силлы в битве при Хакусукиноэ. В результате Силла объединила под своим началом Корейский полуостров, а Японские острова таким образом оказались под угрозой вторжения. Также в Японию из побеждённого Пэкче прибыло множество беженцев, среди которых оказалось немало талантливых учёных, управляющих и людей искусства.

    Вскоре, за контроль на Корейском полуострове начали соперничать Силла и китайская династия Тан. Силла была вынуждена обратиться за помощью к японцам и признать верховенство японских монархов. Однако, и на этот раз Японии не удалось восстановить влияние в Корее – столкновение Силлы и Тан закончилось в пользу последней.

    Торайдзин

    Натурализовавшихся китайских и корейских иммигрантов в древней Японии называли «торайдзин» («торай-дзин», «toraijin»). Согласно книге «Синсэн Сёдзироку», составленной в 815 г., в общей сложности 154 из 1182 семей знати в Кинае, что острове Хонсю, считаются людьми с корейской родословной. В частности, в реестре упоминаются 104 таких семьи из Пэкче, 41 – из Когурё, 6 – из Силлы, и 3 – из конфедерации Кая [12]. При этом эти иммигранты в системе сословных обозначений («кабанэ», «kabane»), классифицирующей членов различных придворных кланов, находились в нижнем классе. Например, их рангами были атаи (atai), мияцуко (miyatsuko) или фубито (fubito), тогда как члены правящих кланов, таких как Сога, Мононобэ или Накатоми, были обозначены как оми (omi) или мурадзи (muraji).

    Искусство и архитектура периода Асука

    Культура Асука

    Некоторые из сооружений, построенные в период Асука, дошли до наших дней: деревянные постройки в Хорю-дзи (Хорюдзи), считающегося самым старым храмом в Японии и самой древней деревянной постройкой в мире, в частности, отражают определённое влияние Китая и стран Западной Азии. Например, центральная колонна Хорю-дзи своей выпуклостью («энтазис») напоминает колонны древнегреческого Парфенона, а пятиэтажная пагода является своего рода трансформацией индийской ступы (один из видов курганов, насыпаемых над могилами царей и вождей).

    Также росписи, имеющиеся в кофунах Такамацудзука и Китора, которые были сооружены в V в., отражают сильное влияние династии Тан и Когурё. Японская буддистская скульптура того времени, как считается, придерживается стиля эпохи Шести династий Китая. Стиль скульптур того времени называют также «стиль Тори» по имени известного скульптора Курацукури Тори (Kuratsukuri Tori), внука китайского иммигранта Сибы Татто (Shiba Tatto). Некоторыми из особенностей этого стиля являются чётко обозначенные миндалевидные глаза и симметрично расположенные складки одежды, но наиболее яркой и отличительной особенностью является выражение улыбки скульптур – такую улыбку обычно называют архаической: она несколько плоская и ненатурально выглядит, что связано с несовершенством техники обработки камня.

    Наиболее известной буддистской скульптурой этого периода является статуя Кудара Каннон (Kudara Kanon), Каннон-босацу.

    Культура Хакухо

    Второй этап распространения буддийского искусства, следующий за периодом Асука, это период, известный как «культура Хакухо» (白鳳文化). Обычно его ограничивают временем после реформ Тайка (646 г.) до переноса столицы в Нару (710 г.).

    Во второй половине VIII в. Было сочинено великое множество песен и стихов, сложенных самыми разными людьми – от воинов до императоров. Самый ранний сборник этих стихотворений называется «Манъёсю» («Man`yōshū») и включает в себя работы нескольких замечательных поэтов, как принцесса Нуката (Nukata) и Какиномото-но Хитомаро (Kakinomoto no Hitomaro).

    Появилась также новая форма поэзии – «вака» («waka»), т.е. «японские песни». Такое название должно было помочь отличить эти произведения от импортируемых из Китая. В рамках поэзии вака одной из наиболее популярных форм становится «танка» («tanka»). Стихи этой формы включают в общей сложности 31 слог и делятся на пять строк по следующей структуре: 5-7-5-7-7.

    Основные события периода Асука

    538 г. — корейское королевство Пэкче присылает посольство с предложением о принятии буддизма;
    593 г. — принц Сётоку становится регентом при императрице Суйко и продвигает буддизм вместе с кланом Сога;
    600 г. — Ямато направляет первую с 478 г. официальную миссию в Китай;
    604 г. — принц Сётоку принимает Основной закон из семнадцати статей, созданный по китайскому образцу;
    607 г. — принц Сётоку строит в Икаруге (Ikaruga) буддийский храм Хорю-дзи (Hōryūji; Хорюдзи);
    645 г. — Сога-но Ирука (Soga no Iruka) и его отец Эмиси (Emishi) убиты в инциденте Исси. Император Котоку (Kōtoku) занимает трон и укрепляет власть над кланами (см. переворот Тайка), превращая их государства в провинции;
    663 г. — японские войска потерпели поражение от союзных сил династии Тан и Силлы в битве при Хакусукиноэ;
    670 г. — составление общеяпонского реестра населения – «Кого-Нэндзяку» («Kōgo-Nenjaku»);
    672 г. — принц Оама (Ōama), впоследствии император Тэмму (Temmu), узурпировал трон, выиграв гражданскую войну (Дзинсин-но Ран; Jinshin no Ran) против императора Кобуна (Kōbun);
    689 г. — обнародован законодательный кодекс Асука Киёмихара (Asuka Kiyomihara);
    701 г. — обнародован кодекс Тайхо (Taihō);
    708 г. — Начало чеканки японской монеты (вадо кайтин (wado kaichin, 和同開珎) или вадо кайхо (wado kaiho));
    710 г. — перенос столицы в Хэйдзё-кё (современный город Нара).
     
  8. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Нара дзидай: натурализация буддизма в Японии

    Период Нара (Нара дзидай, Nara-jidai, 奈良時代) – период в японской истории от 710 г. до 794 г.​

    В этот период императрица Гэммэй перенесла столицу в Хэйдзё-кё (Heijō-kyō; современный город Нара). Хэйдзё пробыл японской столицей, за исключением короткого пятилетнего периода (740-745 гг.), вплоть до того момента, когда император Камму в 784 г. создал новую столицу в Нагаока-кё (Nagaoka-kyō), а десять лет спустя в 794 г. перенёс её в Хэйан-кё (Heian-kyō), который спустя года получил название Киото.

    Согласно древним японским записям «Нихон сёки», название «Нара» происходит от японского глагола «нарасу» («narasu») – «выравнивать». Современные теории указывают на то, что это слово родственно корейскому «страна», «королевство» («nara»).

    Большая часть японского общества того времени была сельскохозяйственной и концентрировалась вокруг деревни. Большинство жителей исповедовали коренную религию (синто), основанную на культе предков и духов природы (ками).

    Как столица Хэйдзё (Нара) был создан по образу и подобию Чанъаня (Chang`an), столицы китайской империи Тан. Сейчас этот город в КНР называется Сиань (Xi`an).

    Также в этот период японская знать следовала за китайской путём принятия китайской письменности, моды и буддизма.

    Экономические, социальные и административные изменения

    До создания кодекса Тайхо после смерти императора столицу страны обычно переносили на новое «чистое» место, а затем реформы и бюрократизация государства привели к созданию в 710 г. постоянной императорской столицы в Хэйдзё-кё (современная Нара). Однако, вскоре по причинам, описанным ниже, столица была перенесена в Куни-кё (Kuni-kyō; современный город Камо (,恭仁京); 740-744 гг.), затем в Нанива-кё (Naniwa-kyō; современная Осака; 744-745 гг.), в Сигаракиномия (Shigarakinomiya, 紫香楽宮; современный город Сигараки (Shigaraki); 745 г.), после чего наконец была возвращена обратно в Хэйдзё в том же 745 году.

    Хэйдзё (Нара) стал первым в Японии настоящим городом-центром, население которого составляло 200 тыс. человек (около 4% от населения страны), причём на правительственной службе были заняты 10 тыс. человек.

    С провинциальными городами столицу связывали дороги, что позволило более эффективно и регулярно собирать налоги. Монеты чеканились, но они больше выступали в качестве символов, нежели имели утилитарное значение.

    Однако, за пределами Хэйдзё хозяйственная активность оставалась на более низком, примитивном уровне.

    К VIII в. появился один из наиболее важных экономических институтов средневековой Японии – поместья («сёэн», «shōen», 荘園), которые начали расти в связи с поиском новой, более рациональной формы землевладения. Местные администрации постепенно становились всё более и более самодостаточными, тогда как распад старой системы распределения земельных участков и рост налогов привели к утрате или оставлению своих земель многими людьми, которых стали называть «фурося» («furōsha», 浮浪者; букв. «люди-волны», т.е. по сути бездомные). Некоторые из этих бывших «государственных людей» были наняты на службу частными крупными землевладельцами, а «государственные земли» всё больше и больше переходили к сёэн.

    На протяжении всего периода Нара при императорском дворе продолжались противостояния: члены императорской семьи, придворные кланы, например, Фудзивара, а также буддистские священники – все они боролись за влияние. В начале этого периода принц Нагая (Nagaya) захватил власть при дворе после смерти Фудзивара-но Фухито (Fujiwara no Fuhito). Впоследствии сыновья Фухито – Мутимаро (Muchimaro), Умакай (Umakai), Фусасаки (Fusasaki) и Маро (Maro) – возвели на трон императора Сёму (Shōmu). В 729 г. они арестовали принца Нагая и восстановили контроль над властью.

    Затем в 735 г. с Кюсю пришла эпидемия оспы, а два года спустя всех четверых братьев Фудзивара убили, что привело к временному снижению влияния клана. Без сомнения, император был потрясён этой катастрофой, в результате чего трижды за пять переносил столицу, начиная с 740 г., пока вновь не вернулся в Нару.

    В конце периода Нара финансовое бремя государства начало увеличиваться, что привело к сокращению двором несущественных чиновничьих должностей. В 792 г. всеобщая воинская повинность была отменена, а правителям на местах было разрешено создавать частные силовые объединения для поддержания порядка. В этот период, несмотря на реформы, децентрализация превратилась в тенденцию.

    В конце концов столица страны была перенесена в 784 г. в Нагаока-кё, а в 794 г. – в Хэйан-кё (букв. «Столица мира и спокойствия»), что примерно в 6 км к северу от Нары. В конце XI в. город стали называть «Киото» («Столичный город») – это название он сохранил и до нашего времени.

    Культура и религия

    В период Нара были выпущены официальные исторические хроники «Кодзики» («Kojiki») и «Нихон сёки» («Nihon Shoki»), которые носили политический характер и должны были обосновать и упрочить принцип верховенства императоров в Японии. Также были изданы сборники японской поэзии – «Манъёсю» («Собрание мириад листьев»), которое было выпущено в 759 г., и «Кайфусо» («Kaifūsō», 懐風藻; «Нежные поэтические воспоминания»), которые вышли в 471 г.

    До изобретения каны для нужд письменности японцы использовали подходящие по звучанию китайские иероглифы. Такая форма письма получила название «манъёгана» («man`yōgana») – «азбука Манъёсю».

    Ещё одним важным культурным элементом периода Нара стал буддизм, который был принесён в Японию из Пэкче в VI в., но до горячего одобрения и продвижения императором Сёму так и не был натурализован. Сёму и его супруга, урождённая Фудзивара, были верующими буддистами и активно способствовали распространению буддизма, сделав его «защитником государства» и одновременно путём укрепления японских институтов.

    Во время правления императора Сёму был построен храм Тодай-дзи (Tōdai-ji; «Великий Восточный Храм»), в котором находится статуя Будды Дайнити (Buddha Dainichi), Великого Будды (Дайбуцу), которая выполнена из золота и бронзы и достигает в высоту 16 м.

    Император Сёму объявил себя «Слугой трёх сокровищ – Будды, закона и буддистской общины», а в целях распространения новой веры по всей стране была создана сеть монастырей и храмов «кокубундзи» («kokubunji», 国分寺), центральным из которых стал храм Тодай-дзи в провинции Ямато (современная префектура Нара). Поскольку императоры обратились в буддизм, это фактически означало признание верховенства буддистской церкви над главой страны и в результате буддийские священнослужители заняли при дворе много значимых должностей.

    Один из таких буддистов, монах Докё (Dōkyō), стал фаворитом императрицы Кокэн (Kōken; правила в 749-758 гг.). По совету своего двоюродного брата Фудзивара-но Накамаро (Fujiwara no Nakamaro) в 758 г. Кокэн отреклась от престола, после чего Накамаро фактически управлял страной при Дзюннине, сменившем Кокэн на троне. Затем, как говорится в «Сёку нихонги», «между императрицей Кокэн и императором Дзюннином обнаружились разногласия, после чего Кокэн удалилась в храм Хокодзи». Через какое-то время бывшая императрица объявила, что решила принять монашество и заниматься только самыми важными делами государства, более «мелкие» оставив Дзюннину. Политические дрязги закончились в 764 г. поражением сил Накамаро и возвращением на трон императрицы-монахини. Дзюннина после поражения сослали в Авадзи, где он вскоре скончался при таинственных обстоятельствах, а Накамаро казнили.

    Кокэн правила в 764-770 гг. под именем императрицы Сётоку (Shōtoku). В правление императрицы Сётоку в 770 г. был напечатан один миллион «Хякуманто дхарани» («Hyakumanto dharani») – оберегающих заклинаний, которые были вложены в деревянные модели пагод. Пагоды были вырезаны спустя восемь лет после мятежа Накано с целью ритуального избавления от скверны.

    При императрице-монахине Докё занял высший государственный пост – «министра-монаха» («дайдзё-дзэндзи»). По некоторым данным Кокэн даже хотела сделать Докё императором, но скончалась до того, как успела осуществить задуманное. Её действия потрясли общество Нары и в первую очередь приближенных к императору придворных, что в итоге привело к отмене права женщин императорской семьи занимать трон. Также с государственных должностей были удалены все буддийские служители.

    На территории храма Тодай-дзи в хранилище Сёсоин («Shosoin») хранится множество художественных работ японских мастеров, а также сокровища других стран, собранные здесь при императоре Сёму и императрице Сётоку. Наличие предметов из Китая, Кореи, Индии и других стран свидетельствует об участии Японии в торговле по знаменитому Шёлковому пути. Кроме того, в Сёсоин хранятся свыше 10 тыс. различных документов, записанных на оборотной стороне сутр или на упаковке импортных товаров, которые вносят большой вклад в исследование политической и социальной систем периода Нара, а также указывают на развитие японской системы письменности, например, катаканы.

    Международные отношения

    Двор периода Нара агрессивно импортировал достижения китайской культуры, искусства, управления государством и прочих сфер деятельности, отправляя каждые двадцать лет ко двору Тан посольства, известные как «кэнтоси» («kentōshi»). Многие из японских посланников, как духовные лица, так и миряне, обучались в китайских городах Чанъань и Лоян (Luoyang).

    Один из участников посольства Абэ-но Накамаро (Abe no Nakamaro) сдал экзамены и смог занять государственный пост в Китае: он стал главой завоёванного Аннама (Annam), или Китайского Вьетнама, с 761 г. по 767 г. Также многие из стажёров возвращались на родину, где занимали высокие государственные посты, например, одним из таких людей был Киби-но Макиби (Kibi no Makibi).

    В период Нара Китай никогда не направлял официальных посланников в Японию, а японские цари – или императоры, как они себя называли, – никогда не искали инвеституры от китайских монархов. Местное правительство долины Нижней Янцзы направило в Японию миссию, чтобы вернуть японского посланника, который вступил в Китай через Пархэ.

    Первоначально отношения Японии с корейским королевством Силла были мирными и характеризовались обычными дипломатическими обменами. Но рост Пархэ (другое название – Бохай) на севере Силлы дестабилизировал отношения между Силлой и Японией.

    В 728 г. Пархэ направило своё первое посольство в Нару, которая приветствовала его в качестве преемника Когурё (Goguryeo), с которым Япония находилась в союзных отношениях до появления Объединённой Силлы.

    Основные события периода Нара

    710 г. – столица переносится в Хэйдзё-кё (Нару);
    712 г. – издаются хроники «Кодзики»;
    720 г. – издаются «Нихонсёки»;
    743 г. – император Сёму приказывает построить Дайбуцу (Великого Будду), который впоследствии был размещён в храме Тодай-дзи;
    752 г. – статуя Дайбуцу в Тодай-дзи была завершена;
    759 г. – выход в свет поэтической антологии «Манъёсю»;
    784 г. – император переносит столицу в Нагаоку;
    788 г. – буддийский монах Сатё основывает монастырь на горе Хиэй, на которой впоследствии появляется огромный ансамбль храмов.
     
  9. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Хэйан дзидай: борьба за место под солнцем


    Период Хэйан (Хэйан дзидай, Heian-jidai, 平安時代) – последний период древней японской истории, который длился с 794 по 1185 гг.​

    Именно в этот период истории в Японии наиболее сильны были конфуцианство и другие китайские влияния. Хэйан дзидай также считается периодом, в котором власть императоров достигла своего пикового значения. Кроме того, этот период примечателен появлением выдающихся поэтических и литературных произведений.

    «Хэйан» (平安) в переводе с японского языка означает «Мир и спокойствие».

    События периода Хэйан

    Период Хэйан начинается с того времени, когда в 794 г. 50-й император Японии, император Камму (Kammu), перенёс столицу государства в Хэйан-кё (современный Киото). Также в этот период начинается усиление класса самураев, которые в конечном счёте захватили власть над Японией.

    Номинально верховная власть принадлежала императору, но фактически она находилась в руках аристократов Фудзивара. Однако, для того, чтобы защищать свои интересы в провинциях Фудзивара требовались охранники, смотрители порядка и солдаты, так что в эпоху Хэйан класс воинов постоянно увеличивался.

    В начале 939 г. Тайра-но Масакадо (Taira no Masakado), возглавив восстание в провинции Хитати (Hitachi), выступил против центрального правительств и почти одновременно на западе восстал Фудзивара-но Сумитомо (Fujiwara no Sumitomo). Но тем не менее до военного переворота было ещё далеко: он произойдёт в то время, когда большая часть силы правительства будет находиться в частных армиях сёгуната.

    Примечательным является тот факт, что во время смуты Хогэн (Hōgen) самурайские дома впервые были допущены к открытой борьбе за власть. Тайра-но Киёмори (Taira no Kiyomori) возродил практику рода Фудзивара, посадив своего внука на трон и управляя страной, но в войну Гэмпэй (1180-1185) клан Тайра потерпел поражение, уступив Минамото. В 1185 г. Минамото-но Ёритомо (Minamoto no Yoritomo) захватил власть и создал «бакуфу» («bakufu»; «полевая ставка») – сёгунат Камакура в одноименном городе. Название сёгуната дало имя следующему периоду в истории Японии.

    Регентство Фудзивара

    Когда император Камму перенёс столицу в Хэйан-кё (Киото), который оставался императорской столицей в последующие 1000 лет, он сделал это не только для укрепления императорской власти, но и для улучшения геополитического положения правительства: Киото имел хороший речной доступ к морю, а из восточных провинций до города можно было добраться по наземным маршрутам.

    В начале периода Хэйан (784-967 гг.) продолжалось следование культуре периода Нара: Хэйан-кё также, как и Нара, но в чуть более крупных размерах, был спланирован по образцу Чанъаня, столицы танского Китая. Избегание императором Камму резких реформ снизило интенсивность политической борьбы и он был признан в качестве одного из наиболее влиятельных японских правителей.

    Хотя в 792 г. Камму была отменена всеобщая воинская повинность, он по-прежнему вёл крупные военные действия с целью подчинения «эмиси» («emishi»), возможных потомков людей периода Дзёмон, живших на севере и востоке страны. В 797 г. император Камму назначает нового командующего – «сэйи тайсёгун» («seii taishogun»), который к 801 г. завоёвывает эмиси и расширяет границы императорских владений до восточной оконечности Хонсю. Однако, контроль императора над провинциями был, в лучшем случае, слабым: в IX-X вв. большая часть власти перешла к кланам, игнорировавшим нововведения правительства в Киото.

    После смерти императора Камму в 806 г. за престол начали бороться его сыновья и в попытке изменить существующую административную структуру в пользу императора были созданы два новых подразделения. Благодаря новой личной императорской канцелярии, император мог издавать указы более свободно, чем раньше. Также новая столичная полиция сменила по большей части церемониальные подразделения императорской гвардии. Эти два органа временно укрепили позиции императора, но ненадолго: влияние Китая на Японию завершилось с последней санкционированной императором миссией в танский Китай в 838 г. Империя Тан находилась в состоянии упадка, китайских буддистов жестоко преследовали, а уважение японцев к китайским институтам упало. Таким образом, Япония повернулась внутрь себя.

    Как клан Сога контролировал престол в VI в., так клан Фудзивара выступал в качестве фактического правителя в Японии IX в.: один из членов этой семьи был главой личной канцелярии императора, другой стал регентом и ещё один – кампаку. К концу IX в. некоторые императоры пытались сопротивляться власти Фудзивара, но безуспешно. Однако, во время правления императора Дайго (Daigo; 897-930 гг.) регентство Фудзивара было прервано, т.к. Дайго управлял страной самостоятельно. Однако, Дайго не понизил Фудзивара, но напротив – клан во время его правления стал только сильнее.

    Центральная власть в Японии продолжала слабеть и Фудзивара, как и другие влиятельные семьи и религиозные объединения, сумели приобрести ещё больше поместий («сёэн»), ещё больше повысив тем самым своё положение к началу X в.

    К началу периода Хэйан сёэн получили юридический статус, а крупные религиозные учреждения получили легальный статус, освобождение от уплаты налогов, а их сёэн получили неприкосновенность от правительственных инспекций. Те люди, которые работали на земле, сочли выгодным передать права собственности владельцам поместья в обмен на долю урожая. Люди и земли всё больше и больше выходили из-под правительственного контроля и налогообложения, фактически вернувшись к тем условиям, что существовали до реформ Тайка.

    Спустя десять лет после смерти Дайго Фудзивара обладали абсолютным контролем над двором. К 1000-му году Фудзивара-но Митинага (Fujiwara no Michinaga) мог по своему желанию возводить на престол и смещать императоров, а почти все государственные дела находились под управлением клана Фудзивара. По меткому замечанию историка Джорджа Б. Сенсома (George B. Sansom), Фудзивара стали «наследственными диктаторами».

    Но, несмотря на узурпацию императорской власти Фудзивара, при их правлении наблюдался расцвет искусства и культуры при императорском дворе и среди аристократии, к поэзии и изящной литературе наблюдался огромный интерес.

    Японское письмо уже давно базировалось на кандзи, но теперь к ним добавилась ещё и кана: катакана (katakana), использующая части китайских идеограмм, и хирагана (hiragana) – слоговая азбука с уникальным, японским методом письма.

    Благодаря хирагане в Японии начала появляться и распространяться отечественная литература, значительная часть которой была написана женщинами, не знавшими китайского письма в отличие от мужчин того же периода. В императорском дворе стали известны «Дневник эфемерной жизни» («Кагэро никки», «Kagerō Nikki») авторства «матери Фудзивара-но Митицуна (Fujiwara Michitsuna)», «Записки у изголовья» («Макура-но соси», «Makura no sōshi») Сэй-сёнагон (Sei Shōnagon) и «Повесть о Гэндзи» («Гэндзи моногатари», «Genji Monogatari») Мурасаки-сикибу (Murasaki Shikibu). Также при Фудзивара процветали местные формы искусства, например, ямато-э – изображения придворной жизни, истории о храмах и святынях.

    Параллельно с развитием культуры наблюдалась децентрализация в управлении землями. Если на первом этапе развития поместий в начале периода Хэйан открывались новые земли, а право пользования предоставлялось аристократам и религиозным учреждениям, то на втором этапе начался рост родовых домов подобно старой клановой системе (на самом же деле старая клановая система на территории большей части страны так и оставалась нетронутой).

    В связи с социальными, экономическими и политическими изменениями потребовались новые институты. Кодекс Тайхо себя изжил, а его институты были низведены до уровня церемониалов. Семейные управления теперь стали государственными учреждениями. Как наиболее мощный клан, семья Фудзивара контролировала Японию и занималась главными государственными вопросами, например, престолонаследием: семейные и государственные дела полностью перемешались, причём подобное явление наблюдалось как среди других кланов, монастырей, так и в императорской семье. Управление землями стало основным занятием аристократии и не столько потому, что прямой контроль со стороны императорской семьи или центральных органов государственного управления ослаб, сколько потому что отсутствовало понимание Японии как единой нации, но при этом наблюдалась сильная родственно-семейная солидарность.

    Возвышение военного класса

    Ранее, когда существовала единая воинская повинность, военными делами управляло центральное правительство. Однако, с разрушением этой системы после 792 г. местные правители снова стали первичным источником военной силы. У владельцев сёэн был доступ к рабочей силе и, поскольку они получили улучшенную военную технику (например, более сильные лук, броню, лошадей, мечи более высокого качества, а также новые методы обучения) и столкнулись с ухудшением местных условий в IX в., военная служба стала частью поместной жизни. И не только сёэн, также гражданские и религиозные учреждения формировали свои частные охранные подразделения для защиты. В результате высший класс провинций постепенно был преобразован в новую военную элиту, основывающуюся на идеалах буси (воинов) и самураев (в буквальном смысле, тех, кто служит).

    Интересы буси были разнообразными: от сокращения старых структур власти до формирования новых. Крупные региональные военные кланы группировались вокруг членов придворной аристократии, которые стали видными деятелями в провинциях. Эти военные кланы завоёвывали престиж посредством связей с двором и доступа к людским ресурсам. Одними из наиболее известных семей, поддержанных новым военным классом, являются кланы Тайра, Минамото Фудзивара.

    Спад в производстве продукции, рост численности населения и борьба за ресурсы между аристократическими семьями привели к постепенному снижению власти Фудзивара и военным беспорядкам в середине X – XI вв. Члены семей Фудзивара, Тайра и Минамото, каждая из которых утверждала, что ведёт свой род от императорской семьи, боролись друг с другом за контроль над страной, разрушив в итоге мирное существование Страны восходящего солнца.

    Семья Фудзивара контролировала трон до правления императора Го-Сандзё (Go-Sanjo; 1068-1073 гг.), первого императора, начиная с IX в., рождённого не от матери из рода Фудзивара. Го-Сандзё был полон решимости восстановить личную власть императоров над страной и осуществил ряд реформ, направленных на уменьшение влияния Фудзивара. Он также создал службу для составления и утверждения записей о поместьях с целью восстановления централизованного контроля. Многие поместья (сёэн) не были оформлены должным образом и крупные землевладельцы, в частности, Фудзивара, считали это угрозой для своих земель. Также при Го-Сандзё началось правление «императоров-монахов»: Го-Сандзё удалился в монастырь, отрекшись от престола в пользу своего малолетнего наследника, но продолжил управлять государственными делами. Новая система правления получила название «инсэй» («insei»).

    Правление инсэй заполнило вакуум, оставшийся после падения силы Фудзивара. Многих Фудзивара сменили на их постах члены возвысившейся семьи Минамото (Minamoto), а пока Фудзивара грызлись между собой и формировали северную и южную фракции, императорская семья смогла наконец получить влияние на трон. «Императоры-монахи» правили страной в период с 1086 г. по 1156 г., также наблюдался рост военного класса, который впоследствии начал доминировать.

    Борьба за власть в середине XII в. дала Фудзивара возможность вернуть себе прежнее могущество. Фудзивара-но Ёринага (Fujiwara no Yorinaga) примкнул к отрекшемуся императору в сражении в 1156 г. против прямого наследника, которого поддерживали Тайра и Минамото (восстание Хогэн). В конце концов, Фудзивара были уничтожены, а система «келейного» правления вытеснена буси, взявшими под свой контроль императорский двор. В 1159 г. Тайра и Минамото столкнулись между собой (восстание Хэйдзи) и началась 20-летняя эра правления дома Тайра, который, однако, соблазнился придворной жизнью и игнорировал проблемы в провинциях. В результате, Минамото-но Ёритомо (Minamoto no Yoritomo) во время войны Гэмпэй уничтожил Тайра, а на трон взошёл малолетний император Антоку (Antoku).

    Культура эпохи Хэйан

    Дальнейшее распространение буддизма

    В эпоху Хэйан буддизм начал распространяться по всей стране, главным образом за счёт двух его основных сект – Тэндай (Tendai) и Сингон (Shingon). Школа Тэндай возникла в Китае и базируется на Лотосовой сутре, одной из самых важных сутр в махаяне. Сингон является местной японской сектой, основанной монахом Кукаем (Kūkai). Кукай произвёл сильное впечатление на императоров, наследовавших императору Камму, а также многие поколения японцев не только своей святостью, но и поэзией, каллиграфией, живописью и скульптурой.

    Сам император Камму был известным покровителем секты Тэндай: между монастырским комплексом на горе Хиэй и императорским двором в столице у подножия горы возникли тесные взаимосвязи, в результате которых Тэндай подчёркивала большое уважение к императору и нации.

    Литература эпохи Хэйан

    Хотя письменный китайский оставался в эпоху Хэйан официальным придворным языком, в японской литературе, как уже отмечалось выше, наблюдался настоящий бум каны. Несмотря на создание новых литературных жанров, таких как роман, моногатари (物語) и эссе, грамотными были только представители императорского двора и буддийские священнослужители.

    Кстати, лирика современного японского государственного гимна «Кими-га ё» была написана именно в эпоху Хэйан, как и «Повесть о Гэндзи» Мурасаки-сикибу, рассматриваемая в широких кругах как первый из написанных в Японии романов. В 990-х гг. Сэй-сёнагон были написаны «Записки у изголовья», а также в эпоху Хэйан была написана широко известная песня «Ироха» («Iroha», いろは).

    Экономика

    В то время как с одной стороны Хэйан был необычно длинным периодом мира, можно также утверждать, что этот период ослабил Японию экономически и разорил всех, кроме крошечной горстки жителей. Одной из причин того, что самураям удалось захватить власть, стала некомпетентность аристократии в управлении Японией и её регионами. К 1000-му году деньги постепенно исчезали из обращения и это отсутствие твёрдой среды для экономического обмена косвенно показано в романах того времени. Например, курьеров вознаграждали полезными предметами, такими как старые кимоно, а не выплачивали вознаграждение. Правители Фудзивара также не поддерживали в адекватном состоянии полицейские силы, в результате чего грабители свободно нападали на путешественников. Этот момент также можно проследить в действиях главных героев романов того периода.

    Основные события эпохи Хэйан

    784 г. – император Камму переносит столицу в Нагаока-кё.
    794 г. – император Камму переносит столицу в Хэйан-кё.
    804 г. – буддистский монах Сайтё (Дэнгё-дайси) открывает школу Тэндай.
    806 г. – монах Кукай (Кобо-дайси) открывает школу Сингон.
    819 г. – Кукай основывает монастырь на горе Коя, что в северо-восточной части современной префектуры Вакаяма.
    858 г. – начало правления при дворе клана Фудзивара.
    895 г. – Сугавара Митидзанэ (Sugawara Michizane) прекращает императорские посольства в Китай.
    990 г. – выход в свет эссе Сэй-сёнагон «Записки у изголовья».
    1050 г. – возвышение военного класса (самураев).
    1053 г. – открыт монастырь Бёдо-ин (Бёдоин, Byodo-in) возле Киото.
    1068 г. – император Го-Сандзё низвергает клан Фудзивара.
    1087 г. – император Го-Сиракава отрекается от престола и становится буддистским монахом, одним из первых «келейных правителей».
    1156 г. – Тайра-но Киёмори побеждает клан Минамото и захватывает власть, положив тем самым конец правлению «императоров-монахов».
    1185 г. – падение дома Тайра (война Гэмпэй). Минамото-но Ёритомо из клана Ходзё становится первым сёгуном Японии, тогда как император (микадо) превращается в номинального главу государства.
    1191 г. – монах Эйсай из Камакуры приносит в Японию форму буддизма, получившую впоследствии название Риндзай-сю. Эта форма становится популярной среди самураев, ведущего класса в японском обществе того времени.
     
  10. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Камакура дзидай: появление первого сёгуната


    Период Камакура (Камакура дзидай, Kamakura-jidai, 鎌倉時代; 1185–1333 гг.) – период в японской истории, знаменующий собой управление сёгуната Камакура.

    Сёгунат Камакура был официально учреждён в 1192 г. в Камакуре первым сёгуном Минамото-но Ёритомо.

    Камакура дзидай завершился в 1333 г. падением сёгуната и коротким восстановлением правления императоров: при помощи Асикаги Такаудзи (Ashikaga Takauji), Нитты Ёсисады (Nitta Yoshisada) и Кусуноки Масасигэ (Kusunoki Masashige) на троне оказался император Го-Дайго (Go-Daigo).

    Сёгунат и регентство Ходзё

    Период Камакура знаменует собой переход к экономике, основанной на земле, и концентрации передовых военных технологий в руках класса специализированных военных. Сюзеренам требовались лояльные вассалы, которых награждали собственными земельными наделами. Также владельцы земель на местах осуществляли местное военное управление.

    После того, как Минамото-но Ёритомо (Minamoto Yoritomo) укрепил свою власть, он создал новое правительство на своей территории в Камакуре. Это правительство было названо «бакуфу» («bakufu»,幕府; букв. «полевая ставка»), но впоследствии, поскольку Ёритомо был дарован императором древний титул «сэйи тайсёгун» («seii tai-shōgun»), в западной литературе это правительство часто называли сёгунатом.

    В рамках нового правительства были созданы несколько ведомств, занимавшихся государственными вопросами:

    1. мандокоро (mandokoro, 政所) – административная служба, занимавшаяся провинциями.
    2. монтюдзё (monchūjo) – судебное ведомство.
    3. самурай докоро (samurai-dokoro, 侍所) – ведомство, исполнявшее функции военных и полиции, а также занимавшееся делами вассалов.

    После конфискации поместий в центральной и западной частях Японии Ёритомо назначил управляющих для поместий и провинций, а как сёгун он являлся главой и тех, и других.

    Сёгунат Камакура не был национальным режимом, однако, хотя он контролировал крупные участки земли, наблюдалось сильное сопротивление землевладельцев. На севере режим продолжал войну против северных Фудзивара, но так не привёл ни север, ни запад под полный контроль военных. Тем не менее, четвёртый лидер северных Фудзивара – Фудзивара-но Ясухира (Fujiwara no Yasuhira) – был побеждён Ёритомо в 1189 г., в результате чего столетнее преуспевание Севера медленно истаяло.

    Старый императорский двор продолжал находиться в Киото, обладая при этом некоторым количеством земель, тогда как недавно появившиеся военные кланы начали стягиваться в Камакуру. Однако, несмотря на сильное начало, Ёритомо был не в состоянии на длительной основе удержать лидерство своей семьи. Внутри клана ещё довольно долго царили раздоры и соперничество, хотя наиболее серьёзных конкурентов Ёритомо устранил. После его внезапной смерти в 1199 г. сёгуном и номинальным главой клана Минамото стал Ёрииэ (Yoriie), сын Ёритомо. Но он не смог удержать власть в своих руках и к началу XIII в. было установлено регентство Ходзё Токимасы (Hōjō Tokimasa).

    Токимаса происходил из клана Ходзё, ветви дома Тайра, который присоединился к Минамото в 1180 г. Регенты клана Ходзё при малолетних сёгунах и соправители при взрослых получили название «сиккэн» («shikken»). Соответственно, теперь уже сам сёгун, как и ранее император, становился куклой при очередном «сером кардинале». Учитывая такое положение дел, между Камакурой и Киото стали появляться разногласия и в 1221 г. между императором-монахом Го-Тоба (Go-Toba) и вторым регентом Ходзё Ёситоки (Hōjō Yoshitoki) началась война, получившая название войны Дзёкю (Jōkyū). Силы Ходзё легко одержали верх в этом противостоянии и императорский двор был поставлен под прямой контроль сёгуната. Управляющие сёгуна получили ещё больше гражданских полномочий, а двор был вынужден искать у Камакуры одобрения для всех своих действий. Однако, при всём при этом лишённый политической власти двор императора сохранил свои обширные угодья.

    Во время регентства Ходзё удалось достичь нескольких существенных успехов на административном поприще. В 1225 г. третий регент Ходзё Ясутоки (Hōjō Yasutoki) создал государственный совет, предоставив возможность другим главам военных кланов творить в Камакуре судебную и законодательную власть. Совет, представлявший успешную форму коллективного руководства, соответственно, возглавлял регент Ходзё.

    Принятие в 1232 г. первого в Японии военного свода законов – «Госэйбай сикимоку» («Кодекс стандартов судебных исков»), он же «Канто букэ сикимоку» («Кодекс воинов района Канто») – отразило переход общества от придворного к милитаризованному. Хотя правовая практика в Киото всё ещё основывалась на 500-летних конфуцианских принципах, новый кодекс представлял собой правовой документ, который подчёркивал обязанности управляющих землями, предоставлял средства для урегулирования земельных споров, а также устанавливал правила регулирования наследования. Это был чёткий и краткий кодекс, предусматривающий меры наказания за нарушение его установлений и остававшийся в силе на протяжении 635 лет.

    Как и можно было ожидать, литература того периода отразила неустойчивый характер времени и общества. «Записки из кельи» («Ходзёки», «Hōjōki») описывают беспорядки периода в терминах буддистских понятий непостоянства и тщеславия человеческих намерений и идей. «Повесть о доме Тайра» («Хэйкэ моногатари», «Heike monogatari»), в которой рассказывается о взлёте и падении дома Тайра, изобилует рассказами о войнах и делах самураев. Также в промежуток между 1201 г. и 1205 г. были выпущены 20 томов поэтической антологии «Собрание старых и новых японских песен» («Син кокин вакасю», «Shin Kokin Wakashū»).

    Процветание буддизма

    Времена разобщённости и насилия, а также углубляющийся пессимизм увеличили случаи обращения к религии в поисках спасения. Период Камакура был временем великой популяризации буддизма, в котором доминировали две новые секты – Дзёдо сю (Jōdo shū) и Дзэн (Zen). Монастыри горы Хиэй приобрели политическую мощь, а секта Сингон продолжала пользоваться поддержкой, в основном, дворянских семей в Киото. В течение этого периода монахи, покинувшие секту Тэндай, основали несколько собственных отдельных буддистских сект:

    1. Хонэн (Hōnen) – основал Дзёдо сю, Школу Чистой земли.
    2. Синран (Shinran) – ученик Хонэна, основал секту Дзёдо синсю (Jōdo Shinshū).
    3. Иппэн (Ippen) – основатель секты Дзи (Ji), делавшей особый акцент на приверженности Будде Амиде через экстатический танец.
    4. Догэн (Dōgen) – основатель дзэнской школы Сото (Sōtō).
    5. Эйсай (Eisai) – основатель дзэнской школы Риндзай (Rinzai).
    6. Нитирэн (Nichiren) – основатель одноименной секты, делавшей акцент на Лотосовой сутре.

    Монгольское вторжение

    Отражения двух монгольских вторжений были важными событиями в японской истории. Отношения Японии с танским Китаем были прекращены в середине IX в., в более поздние века некоторые контакты поддерживались с династией Южная Сун, однако японские пираты вако сделали моря небезопасными для сообщения.

    В то время, когда сёгунат был не особо заинтересован в иностранных делах и игнорировал Китай и Корё, в 1268 г. прибыли вести о новом монгольском режиме в Пекине. Лидер монголов – Хубилай (Кублай-хан, Kublai Khan) – потребовал, чтобы японцы воздали должное новой династии Юань, и угрожал репрессиями, если они этого не сделают. Не привыкший к таким угрозам Киото выдвинул версию о божественном происхождении Японии, отклонил требования монголов, распустил корейских послов и начал приготовления к обороне.

    Первое вторжение монголов в Японию произошло в 1274 г. Около 900 судов несли к японским берегам 40 тыс. корейцев, монголов и китайцев, вооружённых катапультами, луками и другим оружием того времени. В сражении конница наступающих плотно сгруппировалась, выступив против самураев, привыкших к боям один на один. Силы японцев в Хакате (север Кюсю) защищались от превосходящих войск противника, которые были сметены внезапным тайфуном после первого дня сражений.

    Хубилай понял, что причиной поражения его войск стала природа, а не военная некомпетентность, и в 1281 г. начал второе вторжение. На северо-западе Кюсю семь недель шли бои, пока другой тайфун снова не уничтожил монгольский флот. Хотя синтоистские священники отнесли оба поражения монголов на счёт «божественного ветра» («камикадзэ», «kamikaze»), как знака Небес, защищающих Японию, вторжение оставило глубокое впечатление у лидеров сёгуната: вновь укрепились давние опасения китайской угрозы. Победа Японии, однако, придала солдатам чувство превосходства в бою, что оставалось верным вплоть до 1945 г. Победа также убедила воинов в значимости сёгуната как формы правления.

    Война с монголами пробила брешь в экономике и нужно было вводить новые налоги, чтобы поддержать защитные приготовления на будущее. Вторжение также вызвало недовольство среди тех, кто ожидал вознаграждения за помощь в борьбе с монголами: не были предоставлены земли или другие награды, что, наложившись на увеличение затрат на оборону и чрезмерные траты в целом, привело к падению бакуфу Камакура. Кроме того, правила наследования дробили собственность семей, а также землевладельцы в целях получения поддержки всё чаще прибегали к услугам ростовщиков. В дальнейшем стабильности сёгуната начали угрожать бродячие группы ронинов.

    Гражданская война

    Ходзё отреагировали на последующий хаос, пытаясь распределить больше власти среди различных крупных семейных кланов. Для дальнейшего ослабления императорского двора бакуфу решило позволить двум враждующим линиям императоров, известных как Южный двор (младшая ветвь) и Северный двор (старшая ветвь), чередоваться на троне. Этот метод некоторое время работал, пока на троне не оказался представитель Южного двора, взошедший на престол под именем Го-Дайго (Go-Daigo). Го-Дайго желал свержения сёгуната и открыто бросил вызов Камакуре, назвав своим наследником собственного сына.

    В 1331 г. сёгунат изгнал Го-Дайго, но верные тому силы, в том числе и Кусуноки Масасигэ, восстали. Также на сторону повстанцев перешёл Асикага Такаудзи, который обернулся против Камакуры во время подавления восстания. В то же самое время против правительства бакуфу выступил ещё один из лидеров Востока – Нитта Ёсисада. В результате сёгунат быстро распался, а Ходзё потерпели поражение.

    На пике победы Го-Дайго пытался восстановить императорскую власть и конфуцианские практики X в. Этот период реформ получил название Реставрация Кэмму и был направлен на укрепление позиции императора и подтверждения первенства аристократии по отношению к воинам. Действительность, однако, заключалась в том, что силы, брошенные против Камакуры, были направлены на свержение Ходзё, а не поддержку императора. В конечном счёте Асикага Такаудзи присоединился к Северному двору в гражданской войне против Южного двора, представляемого Го-Дайго. Эта длинная война между двумя императорскими дворами продлилась с 1336 по 1392 гг.: в начале конфликта Го-Дайго был изгнан из Киото, а трон Асикага передал Северному двору, основав параллельно новую линию сёгунов.

    Основные события периода Камакура

    1192 г. – император назначает Ёритомо сёгуном с резиденцией в Камакуре, ставшей бакуфу.
    1199 г. – умирает Минамото-но Ёритомо.
    1207 г. – Хонэн и его последователи были высланы из Киото или казнены. Этот поступок неосторожно привёл к распространению доктрины Чистой Земли на более широкую аудиторию.
    1221 г. – армия Камакуры одержала верх над армией императора, утвердив тем самым верховенство сёгуната.
    1227 г. – Догэн дзэндзи приносит из Китая учение секты Сото.
    1232 г. – в целях укрепления регентства Ходзё принят кодекс «Уложение года Дзёэй» («Дзёэй сикимоку»).
    1274 г. – монголы под предводительством Хубилая пытаются вторгнуться в Японию, но их нападение «отражает» тайфун.
    1274 г. – Нитирэн сослан на остров Садо (Sado).
    1293 г. – 27-го мая произошло крупное землетрясение, породившее цунами. Пострадали залив Сагами и Камакура, погибли 23034 человека. Следом в 1241 г. и 1257 г. в том же районе произошли ещё два землетрясения, также породившие цунами. Магнитуда обоих землетрясений оценивалась примерно в 7 баллов.
     
  11. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Муромати дзидай: столкновение с Западом

    Муромати дзидай (Muromachi jidai, 室町時代) – период в истории Японии, который длился с 1336 по 1573 гг.

    Период, который также известен как период Асикага и Асикага бакуфу, знаменует собой правление сёгуната Муромати (Muromachi), или Асикага (Ashikaga), который официально был учреждён в 1336 г. первым сёгуном Муромати, Асикага Такаудзи (Ashikaga Takauji). Муромати дзидай закончился в 1573 г., когда 15-й последний сёгун, Асикага Ёсиаки (Ashikaga Yoshiaki), был изгнан из Киото Одой Нобунага (Oda Nobunaga).

    Первые годы периода, с 1336 по 1392 гг., известны как Нанбоку-тё (Nanboku-chō), или период противостояния Северного и Южного императорских дворов. Годы с 1467 г. и до конца периода Муромати также известны как Сэнгоку дзидай (Sengoku jidai), или Эпоха воющих провинций.

    Асикага бакуфу

    Краткая Реставрация Кэмму (Kemmu Ishin) по различным причинам разочаровала класс самураев, в результате чего Асикага Такаудзи (Ashikaga Takauji) приобрёл сильную поддержку этого класса и смог свергнуть императора Го-Дайго (Go-Daigo). В 1338 г. Такаудзи провозгласил себя сёгуном и основал своё правительство в Киото, но императору Го-Дайго удалось бежать из заключения и возродить свою политическую власть в Наре.

    Последовавшее за этими событиями правление сёгуната Асикага (1336-1573) получило название Муромати – по названию квартала в Киото, где в 1378 г. находилась резиденция третьего сёгуна Асикаги Ёсимицу (Ashikaga Yoshimitsu). Отличие бакуфу Асикага от сёгуната Камакура заключалось в том, что последний состоял в равновесии с императорским двором. Тем не менее, бакуфу Асикага не было столь сильно, как Камакура, и большую часть времени было занято гражданской войной. И только в правление Асикаги Ёсимицу (в период 1368-1394 гг. в качестве сёгуна и в 1394-1408 гг. в качестве канцлера) начинает появляться подобие хоть какого-то порядка.

    Ёсимицу позволил владельцам замков, имевших ограниченные полномочия во время периода Камакура, превратиться в сильных региональных правителей, названных впоследствии даймё. В то же самое время установился баланс сил между сёгуном и даймё: наиболее выдающихся семейства даймё создавали свои резиденции в Киото, как того требовал сёгун.

    Наконец в 1392 г. Ёсимицу удалось воссоединить Южный двор и Северный двор, но, несмотря на его обещания большей сбалансированности между императорскими линиями, Северный двор сумел сохранить контроль над престолом.

    После Ёсимицу семейство сёгунов ослабло и всё больше теряло власть над даймё и другими региональными правителями. Влияние сёгуна на преемственность императоров также ослабело, что позволило даймё продвигать и поддерживать своих собственных кандидатов. В то же самое время в семействе Асикага начались свои собственные проблемы с порядком наследования, что в итоге закончилось войной Онин (1467-1477), результатом которой стало разрушение Киото и власти бакуфу. Последовавший за этим вакуум власти начал столетие анархии.

    Экономическое и культурное развитие

    Контакты с китайской династией Мин (1368-1644) были возобновлены, поскольку Китай искал поддержки в подавлении японских пиратов (вако), терроризировавших прибрежные районы страны. Стремясь к улучшению отношений с Китаем и избавлению от вако, Ёсимицу поддержал отношения с династией Мин. В 1401 г. он возобновил данническую систему, был назван подданным китайского императора и «королём Японии». Японский лес, сера, медная руда, мечи и складные веера обменивались на китайский шёлк, фарфор, книги и монеты – китайцы почитали это данью, а сами японцы рассматривали как выгодную торговлю.

    Во время бакуфу Асикага во всех слоях общества распространилась новая культура, получившая название культуры Муромати. В распространении не только религиозных веяний, но и художественных влияний, в особенности тех, что пришли от китайских династий Сун (960-1279), Юань и Мин, большую роль сыграл буддизм. Близость императорского двора к бакуфу привела к перемешиванию членов императорской семьи, придворных, даймё, самураев и дзэнских священников. В течение всего периода Муромати процветали все виды искусства – литература, драма театра Но, комедия, поэзия, чайная церемония, аранжировка цветов (икебана) и украшение садов.

    Синтоизм

    Также в этот период возобновляется интерес к синтоизму, который на протяжении столетий сосуществовал рядом с буддизмом. Фактически синто, не имевшее своих собственных писаний и обладавшее только несколькими молитвами, в результате синкретической практики, начавшей распространяться в период Нара, широко приняло буддийские ритуалы cингон.

    В период с VIII в. по XIV в. синтоизм был почти полностью поглощён буддизмом, став известным под названием «рёбу синто» («ryōbu shinto»; «двусторонний синтоизм»). Монгольское вторжение в конце XIII в., однако, пробудило национальное осознание роли камикадзэ в победе над врагом. Менее чем 50 лет спустя (1339-1343 гг.) Китабатакэ Тикафуса (Kitabatake Chikafusa; 1293-1354 гг.), главнокомандующий сил Южного двора, написал трактат «Дзинно сётоки» («Jinnō shōtōki»; «Запись подлинной родословной божественных императоров»), в которой подчеркнул важность сохранения божественного происхождения японских императоров от богини Аматэрасу.

    Помимо укрепления концепции, представляющей императора как божество, «Запись» представила взгляд с позиции синто на историю, в которой подчёркивается божественная природа всех японцев и духовное превосходство страны над Китаем и Индией. В результате постепенно произошло смещение баланса в двойной буддийско-синтоистской религиозной практике. Между XIV в. и XVII в. синто вновь вернулось на позицию первичной системы верований, развило свою собственную философию и писание (на основе конфуцианских и буддийских канонов) и стало мощной националистической силой.

    Провинциальные войны и контакты с иностранцами

    Мятеж годов Онин (1467-1477) привёл к серьёзной политической раздробленности и буквальному уничтожению власти: крестьяне поднимались против своих господ, самураи – против даймё поскольку централизованная власть практически исчезла. Императорский двор был брошен прозябать в нищете, а бакуфу контролировалось противоборствующими главами кланов в Киото.

    Провинциальные домены, появившиеся после войны Онин, были меньше и легче поддавались контролю. В среде самураев появились новые «меньшие» даймё, которые смогли свергнуть своих сюзеренов. Улучшилась защита границ, были построены дороги и открыты шахты, а для защиты вновь появившихся наделов были построены хорошо укреплённые города-замки.

    Аристократия была всецело военной по своему характеру, а оставшаяся часть общества была связана системой вассальной зависимости. Феодальные поместья сёэн был уничтожены, а новые даймё непосредственно управляли землями, держа крестьян в крепостничестве в обмен на защиту.

    Экономический эффект войн между провинциями

    Большинство войн в этот период были короткими и носили локальный характер, хотя и происходили по всей Японии. К 1500 г. вся страна была охвачена гражданскими войнами. Вместо того, чтобы разрушить местную экономику, частые передвижения армий стимулировали рост транспорта и связи, что в свою очередь предоставляло дополнительные доходы от сборов и пошлин. Чтобы избежать этих плат, торговля переместилась в центральный регион, который даймё были не в состоянии контролировать, и в район внутреннего моря. Экономическое развитие и стремление защитить торговые достижения привели к созданию торговых и ремесленных гильдий.

    Влияние Запада

    К концу периода Муромати в Японии появились первые европейцы. В 1543 г. на юг Кюсю прибыл первый португальский корабль и в течение двух лет после этого португальцы регулярно заходили в порт, начав вековой период торговли с Западом.

    В 1587 г. на Японские острова прибыли испанцы, а в 1609 г. – голландцы. Японцы начали пытаться подробно изучать европейскую цивилизацию, а для экономики открылись новые возможности, тогда как в политической области появились серьёзные проблемы. За японское золото и серебро покупались европейские ткани, посуда, часы, табачные изделия, различные новшества и, конечно же, огнестрельное оружие. За счёт торговли были накоплены значительные богатства и «малые» даймё, особенно на Кюсю, изрядно усилили свою мощь. С появлением огнестрельного оружия и большим использованием пехоты войны между различными провинциями стали более смертоносными.

    Христианство

    Христианство оставило свой след в Японии в значительной степени благодаря усилиям иезуитов, которых сначала возглавлял испанец Франциск Ксавьер (1506–1552), прибывший в Кагосиму (Kagoshima) на юге Кюсю в 1549 г. Среди новообращённых были как даймё, так и ищущие лучших соглашений торговцы, а также простые крестьяне. К 1560 г. Киото стал крупным районом миссионерской деятельности в Японии. В 1579 г. порт Нагасаки был передан в управление иезуитам, а в 1582 г. здесь насчитывалось около 150 тыс. обращённых в христианство местных жителей (2% от общей численности населения) и 200 церквей. Но терпимость бакуфу к этому иностранному влиянию стала иссякать. В 1587 г. христианство было запрещено и с 1597 г. христиане здесь стали открыто подвергаться гонениям. Внешняя торговля по-прежнему поощрялась, но она находилась под жёстким контролем, а к 1640 г. преследование христиан стало национальной политикой.

    Основные события периода Муромати

    1336 г. – Асикага Такаудзи захватывает Киото и заставляет императора Го-Дайго перебраться в Южный двор (Ёсино, к югу от Киото).
    1338 г. – Асикага Такаудзи провозглашает себя сёгуном, переносит свою ставку в квартал Муромати в Киото и поддерживает Северный двор.
    1392 г. – Южный двор капитулирует, государство вновь становится целостным.
    1397 г. – Асикага Ёсимицу строит ставший впоследствии знаменитым павильон Кинкаку-дзи (Kinkaku-ji).
    1467 г. – война Онин разделяет местных феодалов.
    1489 г. – Асикага Ёсимаса (Ashikaga Yoshimasa) строит павильон Гинкаку-дзи (Ginkaku-ji).
    1542 г. – португальские корабли привозят в Японию огнестрельное оружие.
    1546 г. – Ходзё Удзиясу (Hōjō Ujiyasu), победивший в битве при замке Кавагоэ (Kawagoe), становится владетелем региона Канто.
    1549 г. – католик-миссионер Франциск Ксавьер прибывает в Японию.
    1555 г. – Мори Мотонари (Mōri Motonari), одержавший верх в битве при Миядзиме (Miyajima), захватывает власть над регионом Тюгоку.
    1560 г. – битва при Окэхадзаме (Okehazama).
    1568 г. – даймё Ода Нобунага (Oda Nobunaga) входит в Киото и завершает гражданскую войну.
    1570 г. – назначение архиепископства в Эдо, рукоположение первых японских иезуитов. 1570 г. – битва при Анэгаве (Anegawa).
    1573 г. – Ода Нобунага свергает бакуфу Муромати и распространяет свою власть над всей Японией.
    1573 г. – битва при Микатагахаре (Mikatagahara).
    1573 г. – битва при Нагасино (Nagashino).
     
  12. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Ранняя религия японцев: во что верили предки

    В настоящее время синтоизм исповедует превалирующее количество японцев, но когда-то давно это было не так: существовало множество племён и в религиозных верованиях каждого из них главенствовали различные аспекты.

    В изучении истории есть одна большая сложность, которая состоит в том, что иной раз чрезвычайно сложно бывает отличить настоящую древность от хорошо сфабрикованной подделки или просто более поздней копии. А теперь представьте, на что похож труд людей, по крупицам восстанавливающих древние предания, культы и пытающиеся очистить древние вероисповедания от крупиц традиций и обрядов, «прилипших» в более поздние времена. Представили? А теперь давайте попробуем разобраться, во что и как верили древние японцы.

    Древние японцы жили общинами, совместно возделывали рис, охотились и ловили рыбу. Жилища того времени, а речь идёт о периоде двухтысячелетней давности, были весьма примитивными, т.к. даже правители жили в домах, крытых соломой и скреплённых лианами. Возделывание риса занимало центральную часть жизни всей общины и это не преминуло отразиться в древних мифах: одними из наиболее тяжких прегрешений Сусаноо являются разрушение рисовых полей, разбрасывание плевел и другие злодейства, которые более всего вредят именно земледельцам.

    В древнем обществе очень важную роль играли ритуалы, что отразилось на религиозных воззрениях: запреты и табу порой в большей степени касались монахов и священников, проводящих обряды и общающихся с богами, нежели их паствы. Одним из необходимых условий отправления культа была чистота – духовная и телесная – которая достигалась несколькими путями: с помощью заклинаний (хараи), очищения (мисоги) или воздержания (ими).

    Древний жрец заклинал высшие силы с целью изгнания скверны, которую вызвало то или иное прегрешение. Вся процедура заклинания состояла в том, что провинившийся уплачивал определённого размера пеню, после чего служитель читал особую молитву и помахивал перед очищаемым гохэй. Есть сведения, относящиеся к V в., которые показывают, что с помощью «хараи» наказывались как нарушители светских законов, так и те, кто совершил религиозные проступки. Разделение между этими двумя видами преступлений произошло позднее, когда в Японии усилилась система управления.

    Снять «случайную нечистоту» навроде обычной грязи или скверны болезни можно было посредством проведения очистительного ритуала – «мисоги». Очищались как правило водой, солью или просто омовением. В современных храмах до сих пор существуют чаши с водой, где прихожане могут совершить омовение рта и рук перед молитвой. Собственно, даже своей привычке принимать очень горячие ванны японцы обязаны именно древним ритуалам омовения. Соль для очищения насыпают небольшими кучками на пороге дома или рассыпают по полу после похорон. В традиционной японской борьбе сумо с помощью соли очищается арена для борьбы сумотори.

    Последний метод очищения – «ими» – состоит в избегании источников скверны: служители храма должны питаться определённой пищей, приготовленной исключительно на «чистом» огне, избегать контактов со смертью, болезнью или трауром, а также пребывать в уединении, удаляясь от мирского шума, песен и танцев.

    Одной из выдающихся черт древних обрядов было внимание, которое уделялось именно ритуальной чистоте. Собственно, такое отношение возникло потому, что основными грехами (цуми – вещи, оскорбительные для богов) древние японцы считали инцест, осквернение праха, убийство или нанесение ранений, проказу, опухоли, бедствия от ползучих гадов, птиц и животных, а также блуд и ущерб благосостоянию члена общества. Описанные вещи ужасны по своей сути, а значит, должны быть смыты и искуплены. Собственно, японцы почитали греховными именно нечистые во всех смыслах вещи, а вот всё остальное под существующую тогда концепцию греха не попадало и в определённом смысле японцы даже не представляли себе, что зло может быть злом, но прикрыться при этом маской красоты.

    Постепенно племена перетасовывались друг с другом, а верования смешивались, пока не слились воедино во всеобщей вере японских островов – синтоизме.
     
  13. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Структура общества Токугава

    Военизированная структура общества Токугава: сёгун Резиденцией своего центрального правительства Иэясу сделал Эдо, бывшую маленькую деревушку. В 1456 году Ота Докан (1432-1486 гг.), сын правителя провинции Тамба, превратил её в процветающий город, которому однажды было суждено стать «Восточной столицей» - Токио.

    Во всех своих законах и постановлениях Иэясу и его прямые потомки старались установить директивы для создания стабильной национальной структуры. Токугава определяли моральные нормы как для общества в целом, так и для его отдельных граждан. Были учреждены специальные органы для насаждения новой морали в обществе, которые также занимались наказанием нарушителей. Положенные в основу моральные принципы базировались на отношениях между хозяином и подчиненным, а также на личных взаимоотношениях между отцом и сыном. Как и многое другое эти нормы пришли в Японию из Китая, где они разрабатывались учёными несколько эпох, превратившись затем основную мотивацию для всех японцев. В феодальной Японии не существовало более страшного преступления, чем бунт против господина (или отца), и ни одно наказание применявшегося в то время уголовного кодекса («Кудзиката осадамэгаки») не считалось достаточно суровым для искупления подобного проступка.

    Токугава создал жёсткую структуру общества, согласно которой все жители страны распределялись в ячейки согласно порядку важности. Естественно, что наиболее важными в то время считались воинские классы, во главе которых и стоял клан Токугава. Новое правительство периодически издавало законы и постановления, регулирующие положение классов, уточняющие их. Начиная с 1615 г. законы точно определяли положение и функции императорского двора и семей аристократов («Кугё сё-хатто»), воинского сословия («Букё сё-хатто»), религиозных сект («Дзин-хатто»), крестьян ( «Госон-хатто»), простолюдинов в Эдо ( «Это-матидзу-садамэ») и, по аналогии в других городах, были изданы военным правительством. Постановления касательно полицейского управления, уголовной ответственности, судебных процедур публиковались сериями, а специально созданные органы бдили за соблюдением законов и любые нарушения быстро и жестоко карались.

    aleit.ru_for_content_history_japan_st.jpg

    В сложившемся обществе насчитывалось несколько классов, которые и представлены в порядке их важности в таблице выше. Высшую ступень занимало воинское сословие со своими семьями (си, буси), затем шли крестьяне (хякусё), ремесленники (сёкунин) и торговцы (акиндо).

    При Токугава правящий император и его придворные были вынуждены жить практически в полной изоляции в Киото. Здесь за ними непрерывно наблюдали специально назначенные чиновники, и их финансовые дела строго регулировались таким образом, чтобы лишить необходимых средств для объединения недовольных кланов под своим знаменем или субсидирования собственной независимой армии. Таким образом, политическое значение императора и знати было равно нулю, что ни в коем случае не умаляло их заслуг в области культуры, который всячески поощрялся и ценился. В целом, политика Токугава в отношении правящего дома сводилась к тому, чтобы вытащить императора и двор из той нищеты, в какую те скатились за последние годы, а также лишить их какого бы то ни было политического влияния.

    Духовенство же, изрядно прореженное в течение предыдущих двух периодов (Асикага и Момояма), оказалось под запретом создавать крупные сообщества и сформировало ещё один класс, ведавший практически всеми вопросами духовного развития и образования. Простолюдины составили самый большой и продуктивный класс – они должны были выращивать, производить, приумножать, платить налоги – самое главное, платить налоги! И какими бы умными и образованными бы они ни были, простолюдины не имели практически никаких прав.

    Военное сословие составляло огромную регулярную армию, насчитывавшую более 400 тысяч семей. Для сёгуна (а точнее налогоплательщиков) это было довольно дорогостоящее удовольствие, т.к. самураи и их семьи требовали хорошего содержания.

    Вся страна была поделена на провинции и округа, куда в соответствии со своим весом при дворе назначались правители: те, кто были безусловно преданы дому Токугава, получали провинции в центральных областях, менее надёжные же назначались в более удалённые районы. Лучшие сельскохозяйственные земли в центре Японии принадлежали Токугава, а также сторонникам Иэясу (те, кто поддержал его в 1600 году в борьбе за власть) – отсюда осуществлялось верховное управление всей страной. Сёгун жил в величественном замке в Эдо, который представлял разительный контраст по сравнению с обителью императора в Киото. Тем не менее утончённая изысканность дворца не могла скрыть военной сути дорожек и тропок, ведущих к центральным зданиям – это был настоящий лабиринт, план которого тщательно скрывался. Строительство цитадели началось в 1607 г., а закончилось уже при третьем сёгуне Иэмицу Токугава в 1639 г. При необходимости здесь могли разместиться более 260 (!) даймё с 50 000 (!) своих знаменосцев.

    Как известно в смутный период вся Япония была буквально нашпигована замками, что было очень удобно для притязаний множества провинциальных правителей, поэтому ещё Ода Нобунага издал постановление, в котором всем дружественным ему провинциальным правителям предписывалось следить за тем, чтобы в каждой провинции было не более одного центрального замка, все остальные полагалось разрушить. Иэясу продолжил его политику с большой дотошностью, в результате чего большинство провинциальных даймё остались вообще без оборонительного замка (сиро-кэнго) и имели в распоряжении только лишь провинциальные крепости (токоро-кэнго). Естественно, что в отношении собственного клана и верных феодалов данный указ не применялся.

    Почти половина всех воинов, сконцентрированных в Эдо, находилась в состоянии постоянной боевой готовности и напрямую подчинялась сёгуну. Они назывались «прямые слуги» бакуфу (бакусин) и подразделялись на две основные категории: хатамото и гокэнин. Вторую половину (байсин) составляли те воины из провинциальных кланов, которые служили своим хозяевам в столице или находились при сёгуне, после того как они были делегированы к нему своими хозяевами для выполнения определенных обязанностей или на конкретный период времени.

    Хатамото обычно переводится как «знаменосец», этот титул традиционно присваивали личным телохранителям военачальника, которые всегда сопровождали своего командира и защищали его на поле боя. Токугава награждали этим титулом своих личных вассалов, которые служили Иэясу еще в то время, когда он был правителем Микава, а также тех, кто поклялся ему в преданности после того, как он покинул эту провинцию и обосновался в Эдо. Он также присваивался потомкам семей выдающегося происхождения, а также людям, обладающим исключительной ученостью и мастерством. Эти хатамото составляли своего рода «мелкопоместное дворянство», члены которого служили либо чиновниками (якуката) в совещательных и исполнительных органах правительства, либо исполняли роль стражников при замке (банката).

    В качестве чиновников они занимали должности, например, финансового инспектора (кандзё-бугё), городского судьи (мати-бугё), великого цензора (о-мэцукэ) и т.п. Также данные хатамото обладали привилегией нести вахту у ворот замка сёгуна.Хатамото жили внутри главного укрепления Эдо или поблизости от него на доход, причитающийся им в соответствии с занимаемым рангом в пределах своей категории (500 – 10 000 коку в год), который выдавался непосредственно со склада сёгуна.

    Гокэнин переводится как «почётный член семьи», «младший вассал» и во времена Камакурского сёгуната этот титул присваивался военачальникам, присягнувшим в верности феодальному правителю. В период Муромати этот титул использовался в отношении тех вассалов феодального правителя, которые имели ранг кюнин, и, наконец, его получили слуги клана Токугава, чье годовое жалованье составляло менее ста коку. Гокэнин не обладал привилегией прямого доступа к сегуну, но за отличную службу и выдающиеся заслуги он мог быть повышен до ранга хатамото. Они также жили в непосредственной близости от замка в Эдо и составляли еще одну, более многочисленную категорию воинов, готовых в любое время вступить в бой.

    Постепенно эти новые «стражники» стали считать себя новой аристократией Эдо и в итоге стали просто несносными. Они были подозрительны, заносчивы, обидчивы, к тому же смотрели на всех свысока, а доступ к таким должностям как цензор и тайный инспектор вызывала в окружающих страх по отношению к хатамото и гокэнин.

    aleit.ru_for_content_history_japan_ge.jpg

    Старейшины в родзу избирались из числа самых могущественных даймё категории фудаи, обладавших своими собственными замками. Совет младших старейшин также избирался из числа фудаи, но уже тех, кто не имел собственного замка. Великий цензор (о-мэцукэ) руководил «обычными» цензорами (мэцукэ). В эту же группу входили управляющие финансами (кандзо-бугё), городские судьи (мати-бугё) и верховный суд (хёдзосё). Под этими органами располагалось множество исполнителей, включающих хатамото и гокэнин, сборщиков налогов (дайкан), а также полицейские силы (досин). Полиция Эдо состояла из стражников (ёрики), непосредственно полицейских (досин), патрульных (оккапики) и официальных надзирателей.

    Как уже говорилось, верные Токугава вассалы жили в роскошных особняках в черте города, которые были очень хорошо укреплены – ведь там даймё оставлял «в заложниках» свою семью, когда отправлялся проведать свои владения. Или же жил сам, когда наступала его очередь присутствовать при сёгуне. Эти особняки (ясики) строили в соответствии с древним военным планом укрепленного лагеря — в самом центре находилась палатка генерала в окружении палаток его офицеров, а по внешним границам — палатки простых воинов.

    Частные особняки в Эдо представляли собой слегка модифицированную версию того же самого плана, с длинными непрерывными зданиями (нагайя), построенными так, чтобы полностью окружать сад и центральный дворец феодального правителя. Эти здания имели прочные внешние стены и ряды укрепленных окон со стороны улицы и в них обычно размещались казармы воинов и их оружейные. На главную улицу выходили центральные ворота (омон, омотэмон), чьи огромные, створки широко распахивались лишь по особым случаям. В обычные дни все движение осуществлялось через меньшие по размерам ворота (передние цуёмон), задние (урамон) и маленькие проходы, называвшиеся хидзёмон, ёдзингути и кугири), которые вели в узкий дворик, зажатый между караульными помещениями.

    Всякий раз, когда воин выходил за ворота, он оставлял на стене караульного помещения свой жетон, на котором было написано его имя. Воин всегда носил его на поясе и по возвращении тотчас же вешал его обратно. Таким образом, стражники у ворот всегда знали, сколько воинов сейчас отсутствует.

    Нагайя окружали внутренние казармы (нака-нагайя). где размещался дополнительный гарнизон, а также находились складские помещения и здания, предназначенные для высокопоставленных чиновников, которые управляли делами клана для своего господина. К главному зданию (резиденции правителя - годэн) от парадных ворот вела дорожка, охраняемая и днём, и ночью. Воины, охранявшие её, были единственными, кто мог посещать годэн ночью – за исключением нескольких личных слуг правителя. Всем остальным слугам выделялись жилища в нагайя, откуда они и должны были выходить с утра на свою службу.

    В самом начале периода Токугава каждому даймё отводился участок для строительства особняка в Эдо, но с течением времени многие правители стали отстраивать себе по три и более главных особняка (ками-ясики) и это помимо пригородных особняков и летних резиденций! Множество этих массивных зданий тянулось вдоль улиц Эдо и множество их обитателей с крайне высокомерными минами и острыми как бритва мечами прогуливались неподалёку, что несомненно отбивало охоту у любого прогуляться по замечательным паркам, во множестве разбитым в округе.

    Контроль за состоянием страны был камнем преткновения для правителей Токугава. Ещё в 1636 г. японцам было запрещено покидать страну под страхом смертной казни, кроме этого было введено жёсткое деление на провинции, что затруднило передвижение населения между городами и деревнями. Дороги находились под постоянным наблюдением, а путники должны были предъявлять пропуска на контрольных пунктах. Эти пропуска назывались сэкисё-тёгата у мужчин и онна-тёгата у женщин. В частности у женщин они содержали подробное описание её общественного положения и внешнего вида, ведь женщины представляли ценность для сёгуна в качестве заложниц и подвергались тщательной проверке. Проверку проводили представительницы власти одного с ними пола и результаты тщательно сравнивались с описанием внешних примет.

    Сёгун имел неограниченную власть военного диктатора над населением тех провинций, которые находились под его прямым контролем, а через даймё — и над всеми остальными провинциями Японии. Крестьяне регистрировались по месту жительства, и им было строго запрещено покидать свои деревни. Торговцы и ремесленники должны были проходить регистрацию в соответствующих гильдиях и корпорациях (дза), чьи руководители несли ответственность за поддержание строгого контроля над своими подопечными, и, кроме того, им вменялось в обязанность информировать высшие власти обо всех «необычных» настроениях в своих профессиональных объединениях. Сами представители воинского сословия также находились под бдительным наблюдением, которое осуществлялось через цепь прямых начальников, связанных друг с другом клятвой верности клану, дому или какому-то конкретному человеку. Как и в Эдо, во всех крупных городских центрах Японии контроль над передвижением простолюдинов осуществлялся с помощью специальных ворот, установленных на каждом городском перекрестке. Эти ворота находились под наблюдением особых представителей даймё, которые проверяли пропуска тех, кто пытался пройти из одного квартала в другой в ночное время, когда ворота были закрыты, и даже днем выборочной проверке подвергались люди, чьи лица были незнакомы стражникам.

    Наказания за несанкционированные передвижения и прочие преступления были необычайно суровыми и (к большому удивлению европейских наблюдателей, но в полном соответствии с принципом коллективной ответственности, типичным для клановой системы) затрагивали не только самого виновного, но и всю его семью. Существовало два типа наказаний: самые строгие варьировались от общественного порицания до тюремного заключения, публичной порки, экспатриации и смертной казни; к легким относились такие наказания, как нанесение татуировки, конфискация собственности и понижение в классе или ранге. Наказание зависело от классовой принадлежности и ранга преступника и сопровождались различными ритуалами. Представители воинского сословия несли самую тяжелую ответственность перед законом за любое правонарушение, поскольку их проступок расценивался как прямое оскорбление той системы, представителями которой они являлись и которую должны были поддерживать.

    Теоретическую основу средневекового японского общества составило учение Чжу Си (1130-1200 гг.), бывшего сунским неоконфуцианцем. Он особенно подчеркивал важность повиновения и преданности своему начальнику, а его учение получило название суси-гаку или согаку. Основными принципами суси-гаку являлись вертикальная иерархия и жесткий прагматизм в исполнении обязанностей, наложенных на человека теми, кто расположен выше его в этой иерархии. К сожалению, данное учение ни слова не говорило о том, что высокое общественное положение может быть не только наследственной прерогативой, но и результатом высоких личных заслуг. Также в учении отсутствовала концепция социальной справедливости для всех членов общества (включая императора и сёгуна). Это учение довольно долго оправдывало позицию сёгуна и единоличность его власти, а также свело воедино кредо воина (буси) и путь самурая (до) в общепринятый (среди самураев, естественно) кодекс чести Бусидо.

    В культуре общества, созданного Токугава, не было места для идей или теорий, которые бы заставили человека задуматься над проблемой личных ответственности и ценностей, знание считалось опасным и его распространение было запрещено. Несмотря на организацию правительством рангаку (где проводилось изучение некоторых «голландских наук»), любой шаг в сторону от дозволенного карался смертью и многие заплатили за знания своими жизнями. На пути у страждущих создавались все возможные и невозможные препятствия – дефицит словарей, отсутствие учебников, общественное неодобрение, даже меч убийцы!
     
  14. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    «Но одно - мысль, другое - дело, третье - образ дела.
    Между ними не вращается колесо причинности...»
    Ф.Ницше, "Так говорил Заратустра".

    Рано утром 16-го июля 1945 года ослепительная вспышка первой в мире атомной бомбы осветила пустыню Нью-Мексико. В этот момент дискурс вечной войны, о котором позже говорил Фуко, приобрел форму, осязаемость которой поразила сознание всего задействованного в ней человечества.

    "Манхэттенский проект" под руководством Роберта Оппенгеймера поставил перед миром середины 20-ого века ряд риторических, как мы поймем далее, вопросов. Была ли бомба на Хиросиму и ее "толстый" кузен, поразивший Нагасаки, истинной трагедией нации или лишь символом провальной милитаристской миссии; была ли она издержкой большой политической игры, необходимостью, перед которой японское правительство поставило Вашингтон, проигнорировав Потсдамский ультиматум, или логичным и единственно возможным стратегическим шагом в сложившейся военной ситуации, когда в боях за Окинаву полегло 7000 американских солдат и 36000 получили ранения, а до решающей битвы было еще далеко?

    Нерелевантность такого рода постановок вопроса приобретает силу в свете двух нижеприводимых аспектов.

    Первый заключается в том, что подобный метод изъятия конкретного случая из целостности и непрерывности исторического процесса, полностью изолирует первый от влияний нескончаемого числа внешних и независящих от него факторов, упрощая, таким образом, понимание истории до невозможности. Иными словами, однозначные вопросы подразумевают наличие однозначных ответов, но если бы таковые были возможны, история давно бы приобрела статус точной науки. Редукционизм в историческом анализе неприемлем.

    Второй аспект состоит в том, что сведение дискурса к исключительно рациональной полемике сводит на нет бессознательное человеческое начало, изучение которого известно нам из области психоанализа. Наши попытки понять скрытые (невербальные) мотивы тех или иных общественных и государственных явлений и буквализировать их сложнейшую структуру, как минимум, беспомощны. Всё то, что люди говорят о своих мотивах и в политической, и в личной жизни, фактически является фикцией, поскольку вербально выраженные мотивы лишь скрывают истину. Если те решения, которые принимались в ходе исследований и дискуссий касательно конечной стадии "Манхэттенского проекта", можно логически объяснить в стратегически-политическом контексте, то на личностном, человеческом уровне многие из них были противоречивы, иррациональны и постфактум пересмотрены.

    Таким образом, становится очевидным, что выстраивание логической цепочки событий, предшествующих и сопутствующих ядерной атаке, и установление причинно-следственных связей между ними не дают объективного ответа на вопрос "почему?". Единственной объективной стороной бомбардировок Хиросимы и Нагасаки является то, что подобно любому другому историческому событию, они являют собой стечение бесконечного ряда обстоятельств, большую часть которых предугадать и объяснить в безапелляционной форме нельзя. Именно взаимодействие физических сил, страстей и случайностей составляет постоянную основу истории.

    Вне зависимости от причин, de facto сподвигших Трумэна на столь радикальный шаг, как умышленное уничтожение двух японских городов вместе с их населением, дискуссии под эгидой "за" и "против" продолжаются. Одним из центральных остается вопрос, каким образом сочетаются в оружии массового уничтожения здоровый плод технологической эволюции и гонки вооружений и нравственно-этические устои, на которых зиждется (по крайней мере, на уровне теории) все просвещенное общество. Ценность же конкретного, "манхэттенского" прецедента обусловлена в первую очередь его единичностью.

    Итак, рефлекс "легитимного" обхода общепринятой морали был развит еще до Хиросимы многочисленными ковровыми бомбардировками Берлина, Дрездена и Токио - в частности посредством зажигательных бомб, которые в буквальном смысле смешали "картонную" японскую столицу с пеплом - что в итоге способствовало становлению крайне прагматичного подхода к военной действительности, в особенности в кругах исполняющей армейской ячейки Соединенных Штатов - a la guerre comme a la guerre.

    Прагматизм достиг апогея в ходе дискуссий по поводу использования бомбы против предпочтительно густонаселенных городских объектов. Ее судьба ставилась во главу угла постановлением Уранового комитета о том, что точечные объекты сугубо военного назначения должны находиться посреди намного большей по площади, густозаселенной и застроенной территории в целях увеличения наносимого ущерба и во избежание нежелательного риска потерять бомбу в случае неудачного ее сброса (в противовес подводному аналогу, который обсуждался на ранних стадиях исследований). Мирное население выступало в роли не более чем издержки, вытекающей из необходимости поразить как можно больше зданий и продемонстрировать всю мощь неконвенционального оружия, а главное - заложить добротный фундамент уже начинающей четко вырисовываться Холодной Войне. Сброс атомных бомб, таким образом, был не столько последним военным актом Второй Мировой Войны, сколько первым значительным актом зачинающейся Холодной Войны с СССР.

    Полемика вокруг невинных жертв в контексте атомных бомбардировок при ближайшем рассмотрении не менее фиктивна, чем миф о божественности Императора. Мирное население всегда было, есть и будет разменной картой в военных конфликтах. Точно так же, как были разменной картой жизни тысяч американских солдат, которых готов был поставить на кон верховный командующий тихоокеанской армии Дуглас Макартур во имя амбиций пехотного штаба в его противостоянии штабу ВВС.

    Довлеющим фактором в ядерном дискурсе являлись техническая и политическая стороны вопроса.

    Первая заключалась в том, что несмотря на озабоченность военного министра и одной из ключевых фигур в администрации президента США Генри Стимсона, немалого количества членов Уранового комитета и безусловно самих ученых, задействованных в "Манхэттенском проекте", по поводу нацеливания бомбы на город, их жестокие сомнения не могли изменить того факта, что конечный вариант бомбы технически был предназначен для нанесения удара по городам и их жителям. Немаловажную роль в этом сыграло сильное давление сверху с целью получить функционирующий продукт в максимально сжатые сроки. Результатом стал монстр сверхразрушительной силы в ущерб стратегической и технической ценности, которыми он мог бы обладать, будь у ученых больше времени.

    На заседании Уранового комитета 28-го мая 1945 было решено, что нанесение максимального урона густонаселенным городам, таким как древняя императорская столица Киото (чья кандидатура была позже отклонена из "уважения" к истории города), Хиросима и Ниигата, даже за счет важных военно-промышленных целей, является прямым назначением бомбы.

    Проект уже стоил слишком больших денег и усилий, и окупить его мог только "слишком сокрушительный удар".

    По ту сторону баррикад все тот же "слишком сокрушительный удар" позволил Хирохито"сохранить лицо" в его речи к японскому народу. Индульгенция, ценой в 110000 обугленных тел, разрешила, наконец, тяжкую дилемму, разрывавшую правящую верхушку Японии на кровоточащие части, дилемму нахождения общего знаменателя между данным и желанным, между агонизирующей Империей, взвалившей на свои самонадеянные плечи "освобождение" Азии от "белого оккупанта", и честью кокутай*, которая превыше всего. Вместе с Империей агонизировало и славное самурайское прошлое.

    Инициатива по развитию ядерного дискурса по иронии судьбы исходила по большей части из нижней ячейки системы. Трумэн был задействован в нем лишь с конца апреля 1945, то есть в бытность свою вице-президентом он был вовсе вне него. Возможно, с этим связано его чуть ли не инфантильное воодушевление оружием, внезапно попавшим ему в руки. В преддверии Потсдамской конференции, долженствующей стать поворотным моментом в набирающем силу противостоянии СССР и решающую роль в которой Трумэн сотоварищи приписывали новому оружию, мощнейшему за всю историю войны, сетования Стимсона по поводу невинных жертв занимали мысли новоиспеченного лидера ядерной державы меньше всего. Нравственная сторона вопроса беспокоила и Трумэна, но преобладающим был дискурс послевоенный. В частности, возникавшие в этом отношении дилеммы рассматривались, прежде всего, в свете подрываемой уничтожением мирного населения репутации Соединенных Штатов и ставящегося таким образом под вопрос их лидерства в поствоенном мировом пространстве.

    В силу вышеприведенных "нюансов" заявление начальника штаба армии и военного советника президента США генерала Джорджа Маршалла о том, что даже в случае нацеливания бомбы на густозаселенные районы, обладающие стратегической важностью, мирное население будет предварительно и задолго извещено, на деле оказалось не только самообманом, но и жестокой карикатурой на запоздалое предупреждение об атаке на Перл Харбор. Самообман дошел до абсурда, когда решающим доводом в пользу Хиросимы в ходе последних приготовлений к сбросу бомбы стало отсутствие в городе лагерей военнопленных. Осознал этот абсурд Трумэн ретроактивно - разглядывая фотографии "всех этих детей".

    Философский парадокс Хиросимы и Нагасаки заключается в том, что в момент взрыва атомная бомба перестала быть орудием массового уничтожения - она перешла в другое, ужасающе-символическое состояние. И со временем, с которым ядерное оружие все более приобретало статус эквивалента экономической и политической, в противовес реальной физической, силы, значение этого состояния лишь усугубилось. Разработчики плана по применению бомбы не поставили под вопрос существование режима Тодзио - они поставили под вопрос суть всего человеческого генезиса, а заодно и генезиса планеты Земля. Отныне они перешли на совершенно иной уровень самосознания - из стадии естественного отбора и борьбы за выживание в рамках теорий Дарвина и Маркса (в их ортодоксальном виде) в стадию, когда одним нажатием кнопки можно перепрыгнуть несколько ступеней биологической и культурной эволюции, в стадию постапокалиптического дискурса, дискурса эсхатологии, жизни после смерти не в переносном, а в буквальном смысле, и атомного нимба как своего рода занавеса, стоящего между ними. Теории биовласти и расизма как ее неотъемлемой части и прямой производной говорят об атомной бомбе как о приводящей в действие антитезис этой самой биовласти. Созидательная функция власти, направленная по сути своей на сохранение и лелеяние жизни, распространяется и на создание неуправляемых монстров, которые в свою очередь обращают свою разрушительную силу против созидательной функции власти в общем. Атомная бомба, таким образом, доводит тезис "если ты хочешь жить, нужно, чтобы другой умер" до своей высшей точки.

    Незначительной, при более пристальном рассмотрении, была роль атомной бомбы как орудия массового уничтожения и в силу уже набравшей к тому времени обороты американской политики ковровых бомбардировок, на примере вышеприведенных Берлина, Дрездена, Токио и других городов. Такого рода атаки унесли гораздо больше жизней, чем Хиросима и Нагасаки вместе взятые, даже с учетом лучевой болезни. Лучевая болезнь, безусловно, страшна сама по себе, но она является, прежде всего, символом переосмысления жизни на планете Земля. "Малыш" и "Толстяк", таким образом, ужаснули мир не килотоннами мощности ядерного заряда, а перспективами, которые команда специалистов из Лос-Аламоса нарисовала человечеству.

    Парадокс иного рода - тот, с которым сталкиваемся мы, смотря в прошлое глазами его будущего, - состоит в следующем: невозможно постичь истинные политические, исторические, а главное психологические предпосылки и подоплеки хиросимо-нагасакской трагедии во всей их полноте, вырывая их из ситуативно-временного контекста. Но в то же самое время в этом и заключается наша святая обязанность - зашить этот ужасный урок себе под сердце, абстрагировавшись от событий того времени, ибо для нас, словами историка Герберта Фейса, использование атомной бомбы не требует причин и оправданий.