Японские сказки - философия мира

Тема в разделе "Япония", создана пользователем Yamano Lerouge, 10 авг 2008.

  1. Yamano Lerouge 新参

    Регистрация:
    2 май 2008
    Сообщения:
    19
    Симпатии:
    0
    Длинное имя
    Как зовут Толькочона по-настоящему, никто не знал.
    Дело в том, что, когда он родился, его мать стала придумывать ему имя. А кто-то сказал ей, что люди с длинным именем долго живут. Вот она и стала придумывать длинное-длинное имя. Придумала имя вдвое длиннее, чем у отца, - нет, мало. Придумала в семь раз длиннее - тоже мало. “Дай придумаю ещё!” Думала она день и ночь, и ещё день и ночь, и ещё день и ночь, и так устала думать, что совсем выбилась из сил. Наконец она сочинила такое длинное имя, какого и на свете никогда не бывало. Тут она очень обрадовалась и сказала родным: “Пусть мальчика зовут Чон...” Но едва только она сказала “Чон”, как ослабела и умерла. Так никто и не знал, какое длинное имя придумала она своему сыну.
    - Ну, - говорят родные, - она успела сказать только “Чон”, пускай же мальчика и зовут Толькочон.
    Скоро отец Толькочона женился во второй раз, и у его второй жены тоже родился сын. Мачеха Толькочона была женщина сильная и здоровая. Хотя она тоже думала три дня, чтобы придумать сыну имя подлиннее, но от этого ничуть не устала и на четвёртый день выговорила всё имя до конца. И даже после этого не умерла, а осталась жива.
    А имя и в самом деле было очень, очень длинное.
    Вот оно: ОНЮДО КОНЮДО МАППИРАНОНЮДО ХИРАНЮДО СЭЙТАКАНОНЮДО ХАРИМАНОБЭТТО ХЭЙТОКО ХЭЙТОКО ХЭЙХАНОКО ХЭМЭТАКАМЭТА... ИЧООГИРИКА ЧОЧОРАГИРИКА ЧООНИ ЧООНИ ЧОБИКУНИ ЧОТАРОБИЦУНИ НАГАНОБИЦУНИ АНОЯМА КОНОЯМА АМООСУ КОМООСУ МООСУ, МООСУ МООСИГО ЯСИКИАНДОНИ ТЭММОКУ ТЭММОКУ МОКУНО, МОКУНО МОКУДЗОБО ТЯВАНЧООСУНО ХИХИДЗО-ЭИСКЕ
    Вот какое было длинное имя!
    Оба мальчика росли вместе и часто ссорились друг с другом. Младший брат то и дело обижал и дразнил старшего:
    - Ах ты, Толькочон! Чон-чон! Только-только! Только-чон! Толькочон сердился и тоже принимался дразнить брата:
    - Ах ты, ОНЮДО КОНЮДО МАППИРАНОНЮДО ХИРАНЮДО СЭЙТАКАНОНЮДО ХАРИМАНОБЭТТО...
    Но тут язык у него заплетался. А когда он начинал сначала, младший брат был уже далеко.
    Длинное имя и в самом деле приносило младшему счастье. Чтобы позвать его, нужно было иметь много свободного времени. Поэтому, когда надо было кого-нибудь куда-нибудь за чем-нибудь послать, всегда звали Толькочона:
    - Толькочон, принеси поскорее воды! Толькочон, сбегай за углем!
    И Толькочон приносил воду, бегал за углем и делал всё, что ему приказывали. А младший брат делал только то, что ему вздумается.
    Даже когда младший был в чём-нибудь виноват, отец всегда звал старшего:
    - Толькочон, иди сюда! Я тебе сейчас задам!
    А младшему брату всё сходило с рук.
    И мать его думала:
    “Как хорошо, что я дала своему сыну такое длинное имя!”
    Однажды старший брат играл с товарищами на дворе и упал в колодец. Товарищи закричали:
    - Толькочон упал в колодец! Толькочон упал в колодец!
    Сейчас же прибежали взрослые, спустили верёвку и вытащили Толькочона из колодца.
    Мачеха подумала:
    “Видно, правду говорят, что дети с коротким именем несчастливые. Вот Толькочон и свалился в колодец!”
    А через два дня дети опять играли на дворе возле колодца. Младший брат вскочил на сруб колодца и закричал:
    Толькочон упал в колодец потому, что у него несчастливое короткое имя. А у меня счастливое длинное имя. Значит, я в колодец не свалюсь.
    Тут он поскользнулся и полетел в колодец. Товарищи бросились к дому его родителей и стали кричать:
    Скорее! Скорее! Ваш ОНЮДО КОНЮДО МАППИРАНОНЮДО ХИРАНЮДО СЭЙТАКАНОНЮДО ХАРИМАНОБЭНКЭЙ (НЕТ, НЕ БЭНКЭЙ!) ХАРИМАНОБЭТТО ХЭЙТОКО ХЭЙТОКО ХЭЙХАНОКО КОКЭТАОТИТА... ХОНЭТАТОКЭТА...
    Тут они сбились и начали сначала:
    - Скорее! Скорее! Ваш ОНЮДО КОНЮДО МАППИРАНОНЮДО ХИРАНЮДО СЭЙТАКАНОНЮДО ХАРИМАНОБЭТТО ХЭЙТОКО ХЭЙТОКО ХЭЙХАНОКО ХЭМЭТАКАМЭТА...
    Тут они опять сбились и опять начали сначала:
    - Скорее! Скорее! Ваш ОНЮДО КОНЮДО МАППИРАНОНЮДО ХИРАНЮДО СЭЙТАКАНОНЮДО ХАРИМАНОБЭТТО ХЭЙТОКО ХЭЙТОКО ХЭЙХАНОКО ХЭМЭТАКАМЭТА... АНОЯМА КОНОЯМА АМООСУ КОМООСУ МООСУ, МООСУ...
    Но тут один мальчик закричал:
    - Неверно, неверно, мы пропустили всю середину! И они опять начали сначала:
    - Скорее! Скорее! Ваш ОНЮДО КОНЮДО МАППИРАНОНЮДО ХИРАНЮДО СЭЙТАКАНОНЮДО ХАРИМАНОБЭТТО ХЭЙТОКО ХЭЙТОКО ХЭЙХАНОКО ХЭМЭТАКАМЭТА...
    Тут они замолчали, отдохнули немного и заговорили снова: ИЧООГИРИКА ЧОЧОРАГИРИКА ЧООНИ ЧООНИ ЧОБИКУНИ ЧОТАРОБИЦУНИ НАГАНОБИЦУНИ АНОЯМА КОНОЯМА АМООСУ КОМООСУ МООСУ, МООСУ МООСИГО ЯСИКИАНДОНИ ТЭММОКУ ТЭММОКУ МОКУНО, МОКУНО МОКУДЗОБО ТЯВАНЧООСУНО ХИХИДЗО-ЭИСКЕ
    упал в колодец!
    Услышали это родители, схватили верёвку и побежали к колодцу.
    Но было уже поздно: мальчик с длинным именем утонул.


    Деве сестры
    Когда-то давно жили в одной местности две сестры. Старшая была красивая и добрая девочка, а младшая - злая, жадная.


    Однажды в ясный осенний день младшая сестра сказала старшей:
    - Сестра, пойдем в горы собирать желуди.
    - Хорошо, они, наверное, ужо созрели и осыпались. Пойдем пособираем,- ответила старшая сестра. Они взяли по мешку и отправились в горы. В горах им попадалось много потрескавшихся желудей. Сестры усердно собирали их и клали в мешки. Но младшая украдкой сделала в мешке старшей дырку, и, сколько та ни собирала желудей, ее мешок никак не наполнялся: желуди вываливались из дырки и падали на землю. А сзади шла младшая сестра и, не разгибая спины, подбирала их.


    - Я уже наполнила мешок, сестра. Пойдем домой,- сказала она.
    А старшая ответила:
    - Ах, ты уже набрала? Как быстро! А мой мешок еще не полон.
    - Тогда не торопись, собирай. А я вернусь домой,- сказала младшая и быстро ушла.


    Старшая сестра осталась одна. Разыскивая желуди, она незаметно зашла далеко в горы и скоро сбилась с дороги.


    - Ах, что же мне теперь делать?
    С плачем блуждала она по горам. Тем временем совсем стемнело. Неожиданно девочка увидела ветхий маленький храм. В нем одиноко стоял Дзидзосама (Дзидзосама- божество, покровительствующее детям.). Лицо у него было ласковое, доброе. Старшая сестра опустилась перед Дзидзосама на колени и почтительно поклонилась ему.


    - Дзидзосама, Дзидзосама, в горах стемнело. Я, бедная девочка, не знаю, как быть. Разреши мне, пожалуйста. переночевать эту ночь здесь.


    - Гм, гм! Оставайся, я не против. Но в последнее время с наступлением ночи откуда-то собирается сюда много красных и синих чертей; они пируют и шумят. Не будет ли тебе страшно ночевать здесь? - ответил Дзидзосама.


    - Ой! - вскрикнула старшая сестра.- Но мне некуда больше идти!
    И она заплакала. Дзидзосама пожалел ее:
    - Хорошо, хорошо. На эту ночь я спрячу тебя за своей спиной. Но ты должна тоже кое-что сделать.


    - А что мне надо сделать?
    - За моей спиной на стене висит шляпа из осоки. Когда наступит полночь, соберутся черти, напьются сакэ и начнут танцевать, ты несколько раз ударь по этой шляпе и пропой, как петух: "Кукареку!"


    - Хорошо, я поняла,- сказала старшая сестра и спряталась за спиной Дзидзосама.


    В полночь откуда ни возьмись явилось множество красных и синих чертей. Это и в самом деле были страшные черти с ужасными рожами и рогами на голове. Взвизгивая, бормоча что-то непонятное, достали они целую гору золотых и серебряных монет и стали считать их. Потом начали пить сакэ. Напившись допьяна, они принялись отплясывать:


    - Скок-прыг, трам-тарарам, скок-прыг, трам-тарарам! "Теперь самое время",- подумала старшая сестра и, как ей наказывал Дзидзосама, сильно забарабанила рукой по шляпе из осоки и по-петушиному пропела: "Кукареку!"


    Черти, с увлечением кружившиеся в пляске, так и подскочили.
    - День наступает! Беда! Беда! Уже петух пропел!
    - Светает! Беда! Беда!
    - Бежим! Бежим!
    Вопя во всю глотку и толкая друг друга, в страшном смятении бросились они бежать.


    А вскоре и вправду рассвело. Старшая сестра горячо поблагодарила Дзидзосама и собралась идти домой. Но Дзидзосама окликнул ее:


    - Эй, послушай! Нельзя оставлять неведомо кому то, что здесь лежит. И золото и серебро - теперь твои. Забирай все!


    Старшая сестра наполнила золотыми и серебряными монетами карманы, взяла в руки столько денег, сколько могла унести, разыскала лесную дорожку и вернулась домой.


    Дома отец и мать очень беспокоились. Когда она рассказала им о Дзидзосама и выложила деньги, они обрадовались и сказали:


    - Вот и хорошо! Это награда за твой скромный нрав и доброе сердце.
    Только один человек не радовался удаче старшей сестры - это была злая и жадная младшая сестра. Она хотела сделать сестре неприятность, а получилось наоборот - сама помогла ей получить богатство. И ей стало невыносимо досадно.


    И вот как-то младшая сестра взяла дырявый мешок и опять позвала старшую в горы за желудями. На этот раз сколько ни собирала она желудей - все они вываливались из дырки. А старшая сестра сразу же наполнила свой мешок желудями.


    - У меня уже полный! А у тебя? -спросила она.
    - У меня еще почти пустой,- ответила младшая.
    - Тогда давай пособираем вместе.
    - Не надо. Суешься не в свое дело!
    - Ну, давай поделим мои.
    - Вот еще! Не говори глупостей. Раз наполнила мешок, возвращайся быстрее домой,- сказала младшая сестра и сердито надула губы.


    Делать нечего, отправилась старшая сестра домой.
    - Вот и хорошо! - сказала младшая, оставшись одна, и быстро пошла дальше в горы,- хоть бы поскорей стемнело! Ох, уж это солнце, до чего оно медленно движется!


    Вскоре стало смеркаться. Придя на место, о котором рассказывала старшая сестра, младшая отыскала маленький старый храм.


    - Вот он! Вот он! Здесь! И Дзидзосама стоит. А на месте ли шляпа из осоки?
    Она заглянула за спину Дзидзосама: шляпа из осоки была там.
    - Тут! Тут! Хорошо бы было в нее ударить!
    - Добрый вечер, Дзидзосама. Почему у тебя такое странное лицо? Все говорят, что Дзидзосама очень приветлив. Кстати, разреши мне сегодня переночевать здесь. Никаких чертей я не боюсь, а подражать пению петуха умею очень хорошо. Это совсем просто. Если сегодняшний вечер будет удачным, я тоже окажу тебе, Дзидзосама, небольшую услугу.


    Услышав это, Дзидзосама очень удивился и подумал: "Что это за странная девчонка пришла сюда?"


    Не обращая ни на что внимания, младшая сестра быстро зашла за спину Дзидзосама.


    - Хочешь ты или не хочешь, но я здесь переночую. Ах, какой ты пыльный и грязный, Дзидзосама! Очень неприятно было бы провести даже одну ночь в таком грязном месте и не получить никакой награды. Ну, да уж ладно!


    Ворча, она достала принесенные с собой колобки и стала жевать.
    - Видно, вкусно! Не дашь ли ты мне один? - спросил ее Дзидзосама.
    Младшая сестра скорчила гримасу.
    - Что ты говоришь? Ведь божества не едят. Тебя бы назвали обжорой. А ты вовсе не такой уж спокойный. Фу, противно! - сказала она и искоса со злостью посмотрела на Дзидзосама.


    После этого Дзидзосама больше уж ничего не говорил.
    Наступила полночь, и послышался визг чертей.
    - Пришли! Пришли-таки! - обрадовалась младшая сестра.
    В эту ночь тоже собралась большая толпа чертей - красных и синих; они пересчитывали золотые и серебряные монеты и пировали.


    Жадная младшая сестра, увидев кучу денег, не смогла вытерпеть. Она раньше времени ударила по шляпе из осоки, висевшей позади Дзидзосама, и пропела непохожим на петушиный голосом:


    - Кукареку! Кукареку! Кукреку! Кукреку!
    Но черти еще не опьянели.
    - Ой, разве уже рассвело?
    - Нет, еще не должно светать. Чересчур рано. Как странно!
    - Да-да, очень странно! Давайте поищем, нет ли здесь кого.
    И черти зашли за спину Дзидзосама.
    - Здесь! Здесь человек! Какая-то девчонка! Они увидели дрожавшую от страха младшую сестру и вытащили ее из угла.


    - Глупая! Бестолковая! Вздумала петуха изображать! Разорвем ее на куски и съедим на закуску к сакэ!


    - Простите! Ой-ой-ой! Помогите! Я... я буду хорошая! Только не... не... не убивайте меня - обливаясь слезами, просила младшая сестра.


    Едва-едва спаслась она и еле живая прибежала из лесу домой.