Вако: японские пираты

Тема в разделе "Япония", создана пользователем Final, 15 июн 2009.

  1. Final 土地の人

    Регистрация:
    21 фев 2009
    Сообщения:
    373
    Симпатии:
    6
    Вако терроризировали берега Кореи и Китая, начиная с XIII века, и первоначально состояли в основном из военных, ронинов, торговцев и японских контрабандистов. Спустя два века, правда, произошёл значительный перевес в сторону китайцев.

    Пираты начали активно промышлять в японских морях в начале XIII века. Вако в основном концентрировались на Корейском полуострове и в Жёлтом море до Китая. В те времена Китай запрещал своим подданным в личном порядке торговать с иностранцами, так что торговля между Китаем и Японией происходила исключительно на государственном уровне. Власти Китая полагали, что ограничение частной торговли заставит вако уйти в другие места, но это только привело к тому, что многие китайские торговцы решили торговать с Японией и дальше, только незаконно. Такие события вывели вако на второй важный этап развития – японские пираты в XVI веке сговорились со своими китайскими коллегами и усилили таким образом свои силы. За этот период состав и руководящая верхушка вако значительно изменились и стали более китайскими. К 1550-х гг. вако орудовали по всем морям Восточной Азии, заходя даже в такие большие речные системы как, к примеру, Янцзы.

    Термин «wōkòu» китайского происхождения и японцы произносят его как «вако». В этом слове «wō» (倭) обозначает принадлежность к Японии, т.е. «японский», а «kòu» (寇) – «бандит, враг, агрессор». Самое раннее упоминание «вако» встречается в 414 году касательно японских агрессоров с Gwanggaeto Stele. Также этот термин используют китайцы и корейцы для пренебрежительно-оскорбительного наименования японцев.

    Состав пиратской братии

    По данным хроник династии Чосон, в 1395 году вако управляли несколько мелких и среднего размера даймё, располагавшихся в прибрежных районах Японии. В то время пираты состояли из мелких фермеров и рыбаков и в общей сложности размещались на 20-400 кораблях. Одной из главных причин для появления пиратства как такового стала феодальная раздробленность и политическая нестабильность в Японии того времени.

    Существовали также и фальшивые вако, которые только прикидывались японскими пиратами. В летописях династии Чосон Суньмон Ли (Sunmong Lee) сказал так: «Я слышал, что в конце периода династии Корё, вако бродили по этой земле и крестьяне не могли противостоять им. Однако, даже если 1 или 20 из описанных случаев были совершены действительно вако, некоторые из наших крестьян были одеты в такую же одежду, собирались в группы и причиняли столько же бед…чтобы остановить всех этих дьяволов не существует ничего более актуального, чем Hopae (способ идентификации личности в то время)».
    Точно так же, как и в японских летописях, в записях царства Мин после одного особенно крупного набега пиратов можно прочитать: «действительно японских пиратов приходилось трое человек из десяти, а остальные семеро были только лишь последователями».

    Начиная с предложений Танака Такэо (Tanaka Takeo), широкое признание в Японии получило суждение, что репутация вако была заработана не только японскими моряками, но и теми, кто под них маскировался. И вышеописанная речь Суньмона Ли не была выдумкой, т.к. призывала властителя осознать всю серьёзность опасности вако для общества и важность того самого устройства для идентификации личности. Для того, чтобы отличить настоящих вако от поддельных (倭寇 и 假倭 соответственно), использовались разные способы. В частности, заявлялось также, что только три инцидента были вызываны фальшивыми вако.

    Период Камакура

    Официально считается, что первый рейд вако устроили в 1223 году на южное побережье Кореи. Летописная книга корейского государства содержит записи о том, как «японцы (подразумеваются, конечно же вако) напали на Гуньцзюй (Gumju)». Два более мелких нападения зафиксированы в 1226 году и продолжались в течение четырёх последующих десятилетий. Большинство пиратов были выходцами из Цусимы (Tsushima) и Хидзэн (Hizen). Под дипломатическим давлением Кореи сёгунат Камакура (Kamakura) предпринял попытку приструнить пиратов. В 1227 Муто Сукиёри (Mutō Sukeyori), уполномоченный представитель сёгуна на Кюсю (Kyūshū), обезглавил 90 человек, подозреваемых в налётах, на глазах у посланца из Кореи. В 1263 году после налёта цусимских вако на Ungjin (город в Южной Корее, сейчас известен как Гунцзюй (Gongju)) представители Японии подтвердили политику разумного ограничения розничной торговли и запретили пиратство.

    Незадолго до монгольского нашествия в Японию вако вели себя довольно тихо, что связано с усилившейся военной подготовкой в Корее: в 1251 и 1265, в частности, укрепили Гунцзюй. Сёгунат Камакура упрочил свою власть на Кюсю и теперь был куда более способен к мобилизации и управлению группами бывших вако, направленных на противостояние монголам. После монгольского нашествия сёгунат и Корея ослабли, что привело к новому усилению вако на морях. В 1223 году, к примеру, был совершён обширный налёт на провинцию Jeolla. Рейды, подобные этому, часто происходили вплоть до конца XIV века.

    Период Нанбоку-тё

    Вследствие того, что сильная и централизованная власть в Японии отсутствовала, в 1350 году вако возобновили свои набеги. Всю следующую половину столетия пираты, бывшие выходцами, в основном, из Ики (Iki) и Цусимы, «обрабатывали» южную половину Кореи. Пик активности вако пришёлся на десятилетие между 1376 и 1385 годами, когда в Корее было зарегистрировано не менее 174 случаев пиратских нападений и некоторые особо крупные банды насчитывали свыше трёх тысяч разбойников, проникая в самую глубь корейского государства.
    Пираты нередко грабили и корейскую столицу Gaeseong, а как-то даже дошли до устья реки Тэдонган (Taedong) и области Пхеньян (Pyongyang), разграбив зерновые склады и уведя рабов, чтобы получить за них выкуп. В таких условиях, отягчающихся набегами вако, династия Корё пала в 1392 году. И тогда во власть выдвинулся генерал Yi Seonggye, который заслужил эту честь, добившись успеха в войне против вако.

    Затем в 1375 году король Кореи возобновил сотрудничество с сёгунатом Муромати (Muromachi) через посланника сёгуна на Кюсю, которым был Имагава Рёсюн (Imagawa Ryōshun). В 1377 великий государственный деятель Jeong Mong-ju был тепло встречен Рёсюном, а несколько сотен пленных вако были возвращены в Японию. Однако Кюсю находился под сильным влиянием Южного двора и поэтому ни сёгунат, ни его представитель никак не могли справиться с пиратами, несмотря на данные обещания.

    В 1381 году, например, сёгунат Муромати издал распоряжение, запрещающее «akutō» (то бишь «преступников», «банды» и различные «злые политические партии» (оппозицию, стало быть) пересекать моря до Кореи и «творить бесчинства». В 1389 и 1419 гг. корейцы напали на пиратские поселения на Цусиме и получили заверения от владетеля Цусимы, что набеги будут остановлены. Однако назвать эти заверения правдивыми крайне затруднительно.

    Также вако проявляли активность и в Китае, где самый первый набег был зарегистрирован в 1302 году. Экономическое эмбарго, наложенное на Японию Цином (Qing) и позднее Мином, сделало контрабанду единственным способом обеспечить поступление китайских товаров. Торговля через королевство Рюкю была прикрыта Китаем и в итоге в 1609 году оно было захвачено Сацумой.

    В 1358 и затем в 1368 набеги вако продолжались вдоль всего восточного побережья, но чаще всего пираты нападали на современный Шаньдун (Shandong). К концу династии Юань (Yuan) набеги вако стали ещё больше усиливаться, а первый рейд во времена династии Мин произошёл в 1369 году в провинции Чжэцзян (Zhejiang).

    В ответ на действия пиратов, император Хунъу (Hongwu) направил своих командиров построить ряд фортов вдоль побережья, а также направил двоих посланников в Южный двор к принцу Канэнага (Kanenaga). Впервые Японии была предъявлена угроза вторжения, если она не приструнит своих вако.

    Принца Канэёси (Kaneyoshi) требования Китая не впечатлили и он вернул посланца убитым, отказавшись параллельно от выполнения требований. Однако, когда в 1370 году прибыл второй посланник, принц подчинился и отправил на следующий год своих послов, с которыми впоследствии вернули более семидесяти мужчин и женщин, захваченных в Минчжоу (Mingzhou) и Тайчжоу (Taizhou).

    Система выплаты дани династии Мин

    В 1392 году Yi Seonggye (который впоследствии станет знаменит, как победитель вако) основал династию Чосон, сместив режим Корё (Goryeo) на Корейском полуострове. В том же году сёгуном Асикагой Ёсимицу (Ashikaga Yoshimitsu) был наконец разрешён конфликт между Северным и Южным дворами в Японии.

    Фан Го Чжэнь (Fang Guozhen) и Чжан Ши Чэн (Zhang Shicheng), которые господствовали в районах Цзянсу (Jiangsu) и Чжэцзян (Zhejiang), создали на прибрежных островах несколько баз. Они были связаны с вако и, возможно, Ху Вэй Юн (Hu Weiyong) и Лю Сянь (Liu Xian) также были причастны к пиратскому восстанию.

    Для Мина вако были не просто угрозой из-за рубежа, Мин усилил запреты касательно мореходства (китайцам запрещалось выходить за пределы «своего» моря) и контролировать торговлю с Японией через систему дани, используя эту политику для монополизации торговли и защиты от пиратства.

    Хотя инициативы Китая и Кореи были благосклонно восприняты сёгуном Асикагой, на вако это никак не повлияло. Они продолжали нападать на Китай по крайней мере до 1419 года. В этом году большой пиратский флот более, чем в 30 кораблей, собрался на Цусиме, после чего отплыл на север вдоль корейского побережья Жёлтого моря. Пиратский флот постоянно находился под наблюдением и наконец был заманен в ловушку и разбит на пути от Ванхайгу (Wanghaigu) до Ляодуня (Liaodong) провинциальным военным командующим, который, как говорят, обладал войском в 700 или 1500 человек. После этого инцидента вако стороной обходили Ляодунь, наведываясь однако в другие области Китая.

    Династия Чосон вторгается на Цусиму

    В Корее вако были остановлены провинциальными даймё из западной Японии, которые заключили соглашение с корейцами. С концом династии Корё и началом династии Чосон на прибрежные районы Кореи участились набеги вако. Основатель новой династии, как уже говорилось, прославился в качестве победителя вако, именно он приказал укрепить береговую линию, дабы противостоять набегам.
    Новый правитель Кореи также обращался к сёгунату и его представителям на Кюсю с просьбой прекратить деятельность пиратов в пользу легальных торговцев. В обмен на определённые привилегии он дал полномочия Со Садасигэ (Sō Sadashige) торговать с японскими судами, т.е. фактически клан Со был правителем провинции Цусима. После его смерти власть была захвачена лидером пиратов Сода Саэмонтаро (Soda Saemontarō), т.к. сын Садасигэe, Садамори (Цуцукимару - Sadamori/Tsutsukumaru), был ещё младенцем. Страдая от голода, пираты вторглись в Китай в 1419 году. На пути к Китаю они посетили корейские провинции Chungcheong и Hwanghae, но их просьбы выделить немного еды остались без ответа.

    После получения сообщения об этих инцидентах корейский двор предложил вторгнуться на Цусиму. 9-го июня 1419 году король Taejong объявил войну Цусиме, сославшись на то, что он уже давно принадлежит династии. Клан Со после переговоров с Кореей согласился приложить некоторые усилия и остановить пиратские набеги в обмен на торговые привилегии и доступ к трём прибрежным корейским портам.

    Последние набеги вако

    В 1550-х и 1560-х гг. снова произошёл всплеск активности вако. Пик этой активности пришёлся на эры Цзяцзин (Jiajing) и Ваньли (Wanli), а наиболее «тихими» пираты были во времена династии Мин. К примеру, с 1369 по 1466 гг. вако нападали на Чжэцзян 34 раза, в среднем раз в три года. А с 1523 по 1588 гг. они нападали уже 66 раз, в среднем по одному разу в год.

    В отличие от вако прежних времён, вако XVI века состояли не только из японцев, хотя большинство из них к этому времени были этническими китайцами. Японских пиратов также часто называли «bahan» (в португальской транскрипции «bafan»), что иероглифами записывалось или как «bafan» («Hachiman», бог войны), или как «pofan» («изодранные паруса»). По данным Zhouhai Tubian, Сацума, Хиго(Higo) и Нагато (Nagato) были провинциями, где пираты просто процветали. За ними идут Осуми (Ōsumi), Тикудзэн (Chikuzen), Тикуго (Chikugo), Хаката (Hakata), Хюга(Hyuga), Сэцу (Settsu), Харима (Harima) и остров Танэгасима (Tanegashima). Уроженцы Будзэн (Buzen), Бунго (Bungo) и Идзуми (Izumi) также часто принимали участие в нападениях.

    Несправедливые налогообложение и система собственности вкупе с местной коррупцией заставили многих китайских крестьян из Fujian, Guangdong и Zhejiang попытать счастья в море. После того, как Мин запретил мореходство, избирательное принуждение местных властей сделало этих людей диссидентами.

    Иногда они пираты, а иногда и торговцы, бывшие крестьяне использовали своё хорошее знание местности для успешных нападений. В 1533 году военное министерство правительства Мин жаловалось, что вооруженные флоты пиратов грабили побережье, как хотели. Также они часто провозили контрабанду и совершали набеги на флоты торговцев-конкурентов. В течение 1540-х гг. разрозненные группы китайских пиратов стали куда более организованными – они собирались на островах восточного побережья и вступали в сговор с японцами.

    Таким образом, акты пиратства и внешней торговли были взаимосвязаны. В 1523 году, к примеру, торговая компания Хосокава в Нинбо (Ningbo) напала на своих соперников из семьи Оути (Ōuchi) и выгнала их из города. Командующий Мин, преследовавший возмутителей спокойствия, был убит в морском сражении.

    После драки в Нинбо, в 1524 году появилось предложение о назначении губернатор с полномочиями защищать берега острова. Сторонники утверждают, что японцы были большей угрозой, чем те же монголы, и что административные меры, действовавшие на северной границе, должны быть применены и здесь. В 1529 году после того, как солдаты гарнизона, обустроенного для защиты побережья, взбунтовались и скрылись вместе с пиратскими бандами, на место происшествия был отправлен проверяющий, который должен был проверить защиту прибрежных укреплений, скоординировать дальнейшую борьбу с пиратством, а также наказать организаторов бунта. В 1531 году этого служащего перевели и никем не заменили.

    Чжу Вань (Zhu Wan)

    С 1539 году система дани была упразднена. Размер японских флотов, приплывающих, чтобы торговать с частными китайскими предпринимателям, рос каждый год. Но также росло и связанное с ним насилие. Наиболее типичная атака вако в это время сводилась к нападению из своих крепостей и быстрому отходу на суда. Во многих случаях столкновения с применением насилия были результатами конфликтов между богатыми семьями и их кредиторами. Одно из поместий семьи Се (Xie) в Сяосюне (Shaoxing) было разграблено и сожжено летом 1547 года как раз по этой причине.

    В ноябре 1547 года Чжу Вань был назначен ответственным за защиту прибрежных укреплений в Zhejiang и Fujian, а также должен был искоренить пиратство. В феврале 1548 года большой пиратский флот напал на прибрежные районы Нинбо (Ningbo) и Тайчжоу (Taizhou). Убивая, поджигая и грабя всё на своём пути, пираты не встретили достойного сопротивлению.

    Чжу прибыл в Нинбо в апреле и вскоре после этого возглавил нападение на крепость вако на острове Шуаньгу (Shuangyu). В марте 1549 года он атаковал большой торговый флот, расположившийся у побережья Фуцзян (Fujian). Но тем не менее в результате импичмента Чжу, несмотря на все его успехи, был отстранён от должности и совершил самоубийство в январе 1550 года. Подчиняющиеся ему силы были распущены.

    Ван Чжи (Wang Zhi)

    К 1550-м гг. китайский торговец Ван Чжи организовал большой торговый синдикат и командовал хорошо вооружённым флотом, наняв матросов и солдат для его защиты. Между 1539 и 1552 гг. он сотрудничал с местными интендантами несколько раз, ожидая ослабления запрета на внешнюю торговлю. Но когда в 1551 году этот запрет был только ужесточён, Ван стал устраивать крупные атаки на официальные учреждения, зернохранилища, областную и районную казну, а также, случайно, на ближайшие местности, которые и так подвергались разграблению. Бандитизм на побережье Чжецзян стал настолько процветать, что жители городов и деревень были вынуждены возводить частоколы.

    Весной 1552 году несколько сотен пиратов атаковали все доступные места на побережье Чжецзян, а к лету 1553 года Ван Чжи собрал большой флот и организовал налёт на побережье от Чжецзян до севера Тайчжоу (Taizhou). Несколько гарнизонов были быстро взяты, в нескольких местах пришлось устраивать осаду. В начале 1554 года из укреплённых баз на побережье Чжецзян совершались налёты вглубь китайской территории. В 1555 году «торговцы» приблизились к большим городам в дельте Янцзы: Ханчжоу (Hangzhou), Сучжоу (Suzhou) и Нанцзинь (Nanjing). Налётчики-вако создали множество укреплённых баз во множестве городов и крепостей на побережье Чжецзян, а общая численность гарнизонов во всех крепостях насчитывала около 20 тысяч мужчин.

    Существовало двое китайских командиров, самых известных в противостоянии вако, это были Ци Цзи Гуан (Qi Jiguang) и Юй Да Ю (Yu Dayou). Оба мужчины выросли в прибрежных провинциях и хорошо знали правила войны на море. Qi собрал около 4000 человек, известных как «Семейная армия Ци». «Армия» состояла, в основном, из крестьян и шахтёров. Ци выиграл ряд сражений в 1555 году, защищая Тайчжоу. Первой значительной победой Гуана был случай в 1553 году, когда его моряки взяли штурмом укреплённый лагерь вако на острове Путушань (Putuoshan) и изгнали их оттуда. Два года спустя он убил около двух тысяч вако на севере Jiaxing`а, завоевав таким образом величайшую победу в войнах с пиратами.

    Хидэёси

    Когда Тоётоми Хидэёси в 1580-х гг. принял регентство над Японией, он вместе с Мином работал над прекращением деятельности пиратов и довольно таки успешно. Однако, как только Хидэёси покончил со всеми кровными родственниками своего давнего врага (клан Ходзё – Hōjō), он потребовал от корейской династии Чосон права пройти через её земли для того, чтобы вторгнуться в Китай. Корея отказала и Хидэёси напал на Корею и Манчжурию (1592-1598 гг.). Термин «вако» в данном случае использовался для обозначения нападающих, то бишь японцев. Первоначально Хидэёси удалось добиться кое-каких успехов, но потом Япония с треском проиграла адмиралу Yi Sun-sin из корейской провинции Jeolla, а подошедшие китайская и корейская армии заставили Хидэёси отступить.

    Закат пиратства

    Перед тем как исчезнуть окончательно количество пиратов постепенно уменьшалось и этому общему упадку есть несколько причин. Как правило, большинство вако стало возвращаться к традиционным для мореплавателей видам деятельности и закон, запрещающий торговлю морем постепенно сошёл на нет. История приводит множество примеров, один из которых весьма парадоксален, но тем не менее он был: в 1550 г. португальцам было выдано разрешение селиться в Макао в обмен на союз с Мингом против Вако. Португальцы устроили две операции, о первой из которых можно найти упоминания в письмах к Чжу Ваню (Zhu Wan), одному из лидеров антипиратских кампаний. Второй случай лучше документирован и рассказывает о совместном китайско-португальском противостоянии пиратам в дельте реки Жемчужная в 1564 г..

    Кроме того, появление португальцев привело к ослаблению торговых ограничений, во всяком случае в районе Кантон. Возможно, само присутствие хорошо вооружённых португальских судов способствовало снижению активности пиратов. Кроме того, взаимодействие с портгульцами привело к упразднению системы дани, что в конечном счёте благотворно сказалось на местных легальных торговцах. Но более вероятно, что португальцы могли предложить товары из Индии и Индонезии по более привлекательной цене, что делало их своего рода контрабандистами по отношению к вако. Вако не могли выдержать такой конкуренции и в итоге вернулись к обычной деятельности.
    Хидэёси также нанёс обширный ущерб деятельности пиратов. Два законопроекта в особенности подорвали само существование пиратов. Первый из них это знаменитый закон из «охоты за мечами», начатой в 1588 г. Охота за мечами была одной из основных причин конфискации даймё оружия у крестьян – таким образом была нивелирована возможность вооружённого бунта. Даймё, чьи религиозные убеждения и лояльность по отношению к Хидэёси вызывали сомнение, были подвергнуты репрессиям. Фактически, такие действия Хидэёси разоружили и вако, т.к. им больше негде было приобретать оружие, да и сами они теперь вдвойне, если не втройне преступали закон. Второй законопроект был направлен непосредственно против пиратов, в частности, представители даймё пытались всеми правдами и неправдами получить подтверждение того, что мореплаватель не участвует в налётах и грабежах. Если бы какой-нибудь даймё вздумал противиться выполнению этого приказа и позволил вако и дальше заниматьяс их ремеслом, то его владение было бы просто конфисковано.

    Политика Кореи, нацеленная на мир, взяла вако под контроль в конце XV-XVI вв. После корейского вторжения на Цусиму в 1491 г., активность вако в Корее сильно упала. В 1426 г. король Sejong изменил внешнюю политику с позиции войны на позицию мира и открыл для торговли с Японией три порта на побережье. В 1443 г. Корея и Япония подписали соглашение, подразумевавшее, что Япония будет контролировать деятельность вако, а также узаконившее торговлю между корейским портов и островом Цусима. Также была предпринята попытка построить специальную торговую область Waegwan, которая, однако, не предназначалась для постоянного проживания. Благодаря добрососедской политике Чосона активность вако снизилась и между Кореей и Японией установился мир. Однако японцы позже попытались расширить масштабы торговли и попытались устроиться на постоянное проживание в Waegwan`е, что привело к очередному спору между странами. В 1510 г. деятельность японских торговцев в отведённых трёх портах была пресечена корейской армией, а сами порты были закрыты до 1512 г. Перед японским вторжением в 1592 г. для официальной торговли был открыт только один корейский порт Jaepo.